Дж. Эллис Баркер

Как совершаются чудеса исцеления. Новый путь к здоровью

Лондон, 1948

Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)

— 313 —

ГЛАВА XIX
Загадочные болезни и их излечение

Я считаю, что врач, который прекращает лечить больного до того как тот умирает, подобен солдату, который убегает от врага.

Д-р Дж. Комптон Бернетт, "Болезни печени"
Гомеопатические лекарства должны выбираться не на основе названия болезни, а на основе того, что у пациента имеется набор симптомов заболевания, который соответствует подобной группе симптомов, вызванных у здоровых людей, когда им дают это выбранное лекарство.
Д-р Клотар Мюллер, "Характеристики наиболее важных гомеопатических лекарств"

Науке постановки диагноза студентов-медиков обучают специалисты. Бывают великие диагносты, восхваляемые за блестящую постановку диагноза, которые после того как они поставили скрупулезный диагноз перед восхищенной толпой студентов, заканчивают свое общение с аудиторией словами: "Пациент страдает от такой-то и такой-то болезни, эта болезнь неизлечима, и при вскрытии мы узнаем, верным ли был диагноз". Диагноз, даже самый блестящий, является слабым утешением для больного пациента, который хочет, чтобы его излечили. К сожалению, точный диагноз поставить чрезвычайно трудно, а часто и просто невозможно. В результате процент ошибочных диагнозов очень велик даже в самых хороших больницах.

Врач конвенциональной медицины лечит пациентов на основе более или менее точного диагноза. Так его учили. Если нельзя поставить диагноз, он,

— 314 —

вероятно, воздержится от лечения, если только без особой уверенности не назначит какое-то поверхностное лечение. Часто приходится читать в медицинской прессе описания непонятных болезней, для которых не удалось поставить диагноз. Пока специалисты в лабораториях пытались выяснить точную природу заболевания, несчастный пациент умирал без лечения, и мы узнаём, что вскрытие показало формальную причину его болезни, которую можно было вылечить, если бы причину удалось узнать вовремя. Таких несчастных случаев не бывает, если больным с такой неясной болезнью занимается врач, имеющий опыт в новом искусстве исцеления. Полный набор симптомов или отдельные ярко выраженные и необычные симптомы могут позволить врачам-гомеопатам успешно лечить больных с малопонятными болезнями, которые даже величайшим экспертам конвенциональной медицины удалось бы диагностировать с трудом, если бы удалось вообще.

Научный диагноз особенно трудно поставить для животных. Они не могут описать свои недомогания и ощущения, а тщательные лабораторные анализы обычно сделать невозможно. Ветеринары по большей части руководствуются догадками. Они ставят диагноз, насколько им это удается, и лечат животных по названию заболевания в соответствии с рекомендациями в своих справочниках. Гомеопаты, хотя они, возможно, имеют представление о том заболевании, от которого страдает животное, не лечат его от этого конкретного заболевания. При выборе лекарства они руководствуются определенными признаками и симптомами, на которые ветеринары не обращают внимания. Очень часто врачи-гомеопаты, которые не привыкли лечить животных, совершают блестящие излечения, руководствуясь великим законом, что подобное лечится подобным, после того как потерпели неудачу эксперты в лечении животных.

Д-р Гарт Уилкинсон, будучи на отдыхе в Исландии, заметил, что животные, которые кормились на участках земли, покрытых мелкой лавой горы Гекла, страдали от огромных разрастаний костей морды. Он взял некоторое количество лавы с собой в Англию, и ему потенцировали ее для использования в будущем. С тех пор это лекарство стало

— 315 —

признанным и очень полезным для гомеопатов по всему миру, использующих его для лечения костных разрастаний, которые называются экзостоз, в соответствии с правилом, что подобное лечится подобным. В сорок первом томе "Пасифик коуст джорнэл оф хомиопати" была опубликована статья ветеринара д-ра Г. Б. Ф. Джервиса, в которой мы читаем:

Прошлым летом, когда я посетил Мэн и осматривал места, которые часто посещал в прошлом, один из моих старых пациентов попросил меня осмотреть ценного быка. У этого быка было очень выраженное увеличение кости челюсти, и при осмотре я решил, что это ярко выраженный случай актиномикоза, который еще не дошел до стадии воспаления. Казалось, патогенез Hecla lava указывал на то, что это лекарство подходит животному, поэтому ему стали давать 30-ю потенцию этого лекарства. Совсем недавно я узнал, что это лекарство полностью излечило проблему, и быка вместо того чтобы отправить мяснику использовали для тех целей, для которых он был предназначен с самого начала.

В том же томе д-р Джервис сообщил об излечении коня с хроническим поносом, длившемся в течение четырех лет и оказавшимся не под силу нескольким ведущим ветеринарам. Одна доза Natrum sulphuricm, чистой глауберовой соли, в 1000-й потенции, привела к блестящему и окончательному излечению. Читатели не должны улыбаться, узнав о том, какое было выбрано лекарство. Глава "Чудеса, совершенные при помощи поваренной соли" должна была ясно показать, что обычные вещества в потенцированном виде способны совершать чудеса, если их использовать в соответствии с указаниями Ганемана. В упомянутом выше журнале доктор сообщил нам:

Одна моя клиентка была владелицей очень хорошей верховой лошади, которая страдала пренеприятным обильным хроническим поносом в течение четырех лет. Поскольку я в последнее время не занимался лошадьми сам, я несколько раз отправлял свою клиентку к двум-трем крупным врачам, занимавшимся животными, которые, конечно, были аллопатами. В конце концов, однажды моя клиентка пришла ко мне в кабинет и попросила меня поехать с ней к ней домой и усыпить лошадь хлороформом, потому что она больше не могла этого выносить. Я запротестовал, зная, что она

— 316 —

очень привязана к этой лошади, и предложил привезти лошадь в город и устроить невдалеке от меня на месяц, и если через месяц лошади не станет лучше, тогда я потихоньку упокою беднягу. На это она согласилась.
Понос был хуже по ночам. Его всегда сопровождали газы, которые создавали много шума и присутствовали в большей или меньшей степени постоянно. Это навело меня на мысль о Natrum sulphuricum, который и дали лошади в 1000-й потенции. Была отмечена мгновенная реакция, понос тут же прекратился, и у лошади стал выходить совершенно нормальный стул в виде хорошо сформированных круглых шариков, и вот уже два года, как стул остается нормальным.

Пациент сказал д-ру Глэдвину, врачу-гомеопату, что его любимый пони страдает от "большой головы". По всей видимости, это было заболевание, подобное тому, что было у быка, которого д-р Джервис излечил с помощью Hecla lava. Вполне вероятно, что Hecla lava вылечила бы пони. Д-р Глэдвин выбрал Phosphorus. Среди симптомов Phosphorus, упомянутых в "Словаре Материи медики" д-ра Джона Г. Кларка, можно найти следующий симптом: "Экзостоз на черепе". Мы читаем:

Пациентом был маленький чистокровный пони. Он был полон жизни, резв, за него заплатили высокую цену, но после того как он пробыл у своих хозяев несколько месяцев, они обнаружили, что у него "большая голова". Я ничего не знаю о заболеваниях лошадей и не знал, что такое "большая голова", но они показали мне, что у пони увеличивались кости на лбу. Отец семьи хозяев объяснил мне, что это было неизлечимое заболевание. Он сказал: "Что бы вы сделали?" Я ответил: "Я дал бы ему Phosphorus". Он сказал: "А вы уверены, что это вылечит его?" Я ответил: "Нет". — "Ну, и вы ожидаете, что я могу поручить вам такого ценного коня, тогда как вы не знаете, сможете ли сделать для него что-то или нет?" Я сказал: "Вы же сказали, что он неизлечим, не так ли?" — "Да". — "Тогда ничего худшего, чем убить его, я уже не смогу сделать".
Я дал ему Phosphorus. Через шесть месяцев я дал ему еще одну дозу Phosphorus, и утолщение кости исчезло. Оно больше не прогрессировало; после первой дозы оно остановилось, а затем прошло.

— 317 —

В сорок третьем томе "Хомиопатик рекордер" д-р Р. Г. Шнайдер сообщил об излечеении собаки, страдавшей заболеванием, которое не удавалось диагностировать и которое характеризовалось "рвотой, поносом, тошнотой и мучительными болями", что непомерно расстраивало хозяйку. Д-р Шнайдер тщательно изучил состояние собаки с помощью своих руководств и пришел к выводу, что комплекс симптомов животного напоминал симптомы, вызываемые ядом гремучей змеи у испытателей этого лекарства. Он дал собаке дозу яда гремучей змеи, которая зовется Crotalus horridus, в 1000-й потенции, и получил мгновенное и полное излечение. Мы читаем:

Пятилетний бостонский терьер. Диагноз неизвестен. Его преданная хозяйка сказала мне, что лечила его под руководством ветеринара, насколько мне известно, очень умелого, в течение трех недель, и за это время ни она, ни собака не могли ни отдохнуть, ни поспать.
Терьер был крайне худой. Не ел совсем или чуть-чуть. Ничего не мог удержать в желудке. Особенностью состояния было то, что каждый раз, когда у него был стул, который представлял собой понос, это сопровождалось мучительной тошнотой и мочеиспусканием. Эти приступы также сопровождались адскими болями. Такое трио одновременно возникающих симптомов поразило меня как необычное и способное послужить диагностике подходящего ему лекарства, если таковое существует.
Первым назначением был молочный сахар без лекарства, чтобы дать мне время подумать. В течение двадцати четырех часов я нашел подобнейшее лекарство, и его дали в одной дозе Crotalus horridus в 1000-й потенции. Лекарство, которое я искал, было подсказано мне книгой Белла о поносе, и оно замечательно сработало. В ту же ночь и собака, и ее хозяйка хорошо выспались. После этого ужасные симптомы исчезли, и мой пациент захотел есть. Без особых происшествий улучшение его состояния продолжалось до полного выздоровления в течение недели, и пес даже набрал вес.

Если гомеопаты могут излечить малопонятные и загадочные болезни животных, которые не смогли диагностировать эксперты по лечению животных, вполне естественно, что

— 318 —

они часто достигают успеха и в лечении людей от загадочных болезней, которые выглядят неизлечимыми и для которых не могут поставить диагноз опытные врачи-негомеопаты. Д-р Л. Ваннье сообщил об излечении с помощью двух бесконечно малых доз Anacardium больного с весьма удивительным аномальным сужением выхода кишечника, которое длилось в течение двадцати лет. В "Практической Материи медике" д-ра Ж. Шаретта мы читаем:

Ко мне обратился пациент по поводу болезненного и постоянного ощущения спастического сужения ануса, которое присутствовало у него в течение двадцати лет и было совершенно необъяснимым, потому что там не было ни геморроя, ни какой-либо другой аномалии, которая могла бы объяснить его симптомы. Тщательной опрос выявил, что боль, которая ощущалась и днем, и ночью, облегчалась только во время еды. Я прописал ему Anacardium в 30-й потенции, после чего последовало то же лекарство в 200-й потенции и быстрое излечение.

Anacardium имеет поразительную особенность, которая заключается в том, что при всех его недомоганиях наблюдается улучшение во время еды. Наиболее выдающиеся специалисты, наверное, не смогли бы поставить диагноз вышеописанному больному. А если диагноз нельзя поставить, врачи обычно говорят: "Это недомогание чисто нервного происхождения". К сожалению, этот туманный и совсем бесполезный диагноз ставят больным очень и очень часто.

Мне хотелось бы теперь процитировать еще один пример загадочной и непонятной болезни, точный диагноз которой, вероятно, поставить было бы невозможно. Поэтому его, наверное, поместили бы в разряд "чисто нервных заболеваний", лечение которых в высшей степени неудовлетворительно. Д-р К. фон Беннингхаузен в предисловии к своему "Карманному терапевтическому справочнику" описал нижеследующее исцеление одного очень непонятного пациента:

Э. Н. из Л., мужчина примерно 50 лет, со свежим, даже цветущим лицом, обычно жизнерадостный, но во время наиболее сильных приступов склонный к взрывам ярости с

— 319 —

выраженным нервным возбуждением, в течение нескольких месяцев страдал от сильной боли необычного характера в правой ноге после того как его аллопатически избавили от якобы ревматической боли в правой глазнице с помощью наружных средств, характер которых уточнить не удалось. Эта боль поражала мышцы задней части ноги, особенно от икры вниз до пятки, но не захватывала колена или голеностопного сустава. Саму боль он описывал как очень острую, спастическую, дергающую, рвущую, часто прерываемую резкими болями, распространяющимися изнутри наружу, но в утренние часы, когда боль была обычно терпимей, она была тупой, ноющей и сопровождалась ощущением ушиба. Боль становилась хуже к вечеру и во время отдыха, особенно после движения, во время сидения и стояния, особенно во время прогулок на открытом воздухе.
Во время ходьбы боль часто неожиданно перескакивала с икры правой ноги в верхнюю часть левой руки, если он клал руку в карман пальто или прикладывал к груди и держал там ее неподвижно, но уменьшалась при движении руки, а затем вдруг опять перескакивала в икру правой ноги. Самое большое облегчение он испытывал тогда, когда ходил взад-вперед по комнате и растирал больное место. Сопутствующими симптомами были бессонница до полуночи, часто повторяющиеся вечерами приступы внезапных приливов жара с жаждой без предшествующего этому озноба, неприятный жирный вкус во рту с тошнотой в горле и почти постоянная давящая боль в нижней части груди и эпигастрии, как будто что-то с силой стремилось вырваться наружу.
Ни один умелый гомеопат, который в совершенстве знаком с действием своих лекарств, не станет долго колебаться относительно того, какое лекарство нужно этому больному при такой полной и точной картине болезни, так как все эти симптомы, взятые вместе, соответствуют единственному лекарству, которое будет совершенно гомеопатично, но начинающему гомеопату пришлось бы посмотреть почти каждый симптом, и только после долгого поиска он смог бы найти самое подходящее из нескольких похожих лекарств. Основным симптомам здесь соответствует Valeriana. Из всех известных лекарств, это лекарство более всего соответствовало больному, что и было доказано результатом его применения, так как после единственной очень малой дозы высокой потенции лекарства в воде все недомогание, вместе со всеми сопутствующими симптомами, полностью прошло через три дня.

— 320 —

Valeriana — хорошо известное народное лекарство, которым раньше в больших количествах пользовались женщины, но сейчас оно вышло из моды. Как и многие другие народные средства, это очень полезное и мощное лекарство. Прувинг, проведенный гомеопатами, позволил выяснить его характеристики. Симптомы, которые были вызваны у испытателей и которые можно также найти в Материи медике, соответствовали необычным симптомам пациента, и единственная бесконечно малая доза Valeriana привела к быстрому и блестящему излечению загадочного заболевания.

Д-р Ж. Шаретт в своей "Практической Материи медике" приводил пример дамы, которая после операции потеряла способность контролировать мочевой пузырь. Самые известные врачи пытались поставить ей диагноз и лечили ее самыми научными и дорогими методами, но безрезультатно. Шаретт, как и любой другой гомеопат, знал, что Arnica — это прекрасное лекарство от неисчислимого количества недомоганий, вызванных травмой или последовавших за ней. Недержание мочевого пузыря последовало за травмой, которая была нанесена операцией на матке. Даме дали одну-единственную каплю Arnica, и она выздоровела, хотя д-р Шаретт, по-видимому, не приложил никаких усилий к тому, чтобы поставить хотя бы поверхностный диагноз. Он рассказал нам:

Меня позвали осмотреть госпожу де Б___, которую я застал в постели. Ее муж поведал мне, что семь лет назад ей сделали операцию по поводу полипов матки и что после операции у нее началось недержание мочевого пузыря, так что она совершенно не могла контролировать истечение мочи. Поскольку тщательный осмотр, проведенный хирургом, не выявил никакой причины этого, полагали, что недомогание было чисто нервного характера, и даму лечили бромидами и душем.
В последующие годы обращались к большому количеству докторов, среди которых были выдающиеся люди, такие как профессор Грассе из Монпелье, профессор Бернгейм из Нанси и т. д. Никакого улучшения не последовало. После этого пробовали лечение электричеством, ваннами с минеральной водой, солнцем и воздухом и, в конце концов, обращались и к лечению, основанному на вере, и к шарлатанам. Все впустую.
Мне совсем не польстило, что меня позвали после того как проконсультировались у всех шарлатанов, и моим первым порывом было взять

— 321 —

шляпу и уйти, но, подумав немного, я сказал безразличным тоном: "Возьмите каплю Arnica, растворите в стакане воды, энергично перемешайте и пейте по чайной ложке раствора три раза в день перед едой". "Это все?" — спросила пациентка, широко раскрыв глаза. — "Это все". — "И вы думаете, что капля Arnica вылечит меня?" — "Я надеюсь, что да, но не могу ничего обещать". Я вышел из комнаты, а те двое переглянулись, полагая, что я сумасшедший.
Через неделю г-н де Б___ ворвался в мой кабинет с криком: "Д-р Шаретт, моя жена выздоровела!" — "Я рад это слышать", — сказал я. — "Но вы совсем не воодушевлены, кажется, вы думаете, что это само собой разумеется, что она избавилась от этого ужасного недуга, от которого страдала семь лет. Кажется, вы не отдаете себе отчета в том, что совершили чудо, но это, похоже, вас даже и не удивляет!" — "Не удивляет. Это было очень просто. Любой молодой гомеопат мог бы сделать то же самое".
Г-н де Б___ знает английский. Я дал ему "Карманный справочник Материи медики" Берике и указал ему на предложение в разделе Arnica: "Она особенно подходит в тех случаях, когда недомогание, по-видимому, было вызвано травмой, как бы давно это ни случилось". Господин был в восхищении и воскликнул: "Похоже, гомеопатия может совершать чудеса. Пожалуйста, вылечите меня от псориаза!" Я ответил: "За углом есть один сапожник, который известен как мастер по кожным заболеваниям. Может, вам сначала надо обратиться к нему?" Он понял, что я имел в виду, извинился, пришел ко мне, но мне потребовалось четыре месяца, чтобы вылечить его кожное заболевание.

У гомеопатов нет специфических лекарств для болезней, поскольку то, что называется болезнью, как правило, просто абстракция, но у гомеопатов есть специфические лекарства для некоторых очевидных состояний, таких как травма и ее последствия, переохлаждение и его последствия и др. Многие из болезней, вызванных травмой или последовавших за травмой, можно излечить с помощью Arnica, Bellis perennis и т. д.; многие болезни, вызванные переохлаждением, можно вылечить с помощью Rhus toxicodendron, Dulcamara и т. д. Полный список лекарств при травмах или при переохлаждении был бы очень длинным, и в каждом отдельном случае нужно старательно выбирать наиболее подходящее лекарство для каждого конкретного больного.

— 322 —

В своей книге "Об излечимости опухолей лекарствами" д-р Дж. Комптон Бернетт подробно рассказал о чрезвычайно любопытном излечении человека, который, по-видимому, страдал от неизлечимой раковой опухоли, заполнявшей половину живота. Поставить точный диагноз было невозможно. Бернетт, взявшись лечить больного исключительно по симптомам, смог достичь быстрого и блестящего излечения, показав, как загадочные болезни, которые не удается диагностировать, могут и должны излечиваться. Мы читаем:

17 ноября 1887 года меня попросили посмотреть одного джентльмена из Лондона, у которого была огромная опухоль в животе. Не было средства, которое бы ни применили для лечения, но без толку. Шесть врачей, в том числе двое ведущих, терапевт и хирург из Госпиталя Гая, консультировали и лечили больного — увы, безрезультатно. Поэтому оказаться в такой компании мне не хотелось. Шанса на излечение, похоже, не было. Операцию сочли невозможной из-за положения и огромных размеров опухоли и возможного прорастания прилежащих органов и частей. Причина опухоли предположительно была связана с травмой из-за падения на левый бок восемь лет назад, были сломаны ребра. С тех пор в боку постоянно ощущался дискомфорт. Многие месяцы опухоль росла и росла, сначала затрудняя движения, а под конец сделав их невозможными. Пациент не только не вставал, он не мог даже повернуться в постели, частично из-за слабости, частично из-за наличия огромной опухоли. К тому же возраст больного, далеко за шестьдесят, отнюдь не добавлял перспективам радужности.
Но через два дня я все-таки пришел к пациенту и нашел астеничного мужчину, лежащего на спине, чуть повернувшись вправо. Поскольку он не мог двигаться в постели, мы с его женой помогли ему принять положение, удобное для должного осмотра, который выявил гигантское образование в левой половине живота, от реберной дуги до малого таза. На коже живота имелись коричневые пятна, а в области левой пупартовой связки пальпировалась группа уплотнений размером с небольшие картофелины — вероятно, увеличенные лимфоузлы. Добавьте к этому кахектичный

— 323 —

габитус и тяжелую адинамию, и картина безнадежного злокачественного заболевания будет завершена.
Я тщательно выспросил, каково было мнение моих коллег относительно места происхождения опухоли. Двое семейных докторов считали, что она растет из почки. Не добившись результата в лечении, они пригласили известного терапевта, который счел заболевание излечимым. Но когда и его усилия себя исчерпали, был вызван хирург. Он заявил, что состояние неизлечимо. Затем явились ведущие терапевт и хирург из Госпиталя Гая. В конце концов, было решено, что это рак; во всяком случае, опухоль, злокачественная или озлокачествившаяся, связана с селезенкой, а результат неминуемо фатален, и это лишь вопрос времени. Самый тщательный осмотр не дал мне ясности, с почкой или селезенкой связана опухоль, или же с обоими органами. Опухоль занимала практически всю левую половину живота и, без учета анамнеза, вероятно, была связана с селезенкой.
Был ли хоть какой-то шанс на излечение? С точки зрения диагноза, было вполне достаточно простой диагностики, а из лекарств больной получал общетонизирующие средства, хинин, железо, ртуть и, разумеется, йод.
Думаю, любой практикующий врач согласится, что более безнадежный случай для излечения при помощи лекарств едва ли удастся найти.
Для начала, как выбрать для такого пациента лекарства — аллопатически, гомеопатически, как угодно?
Мой собственный план в сложных безнадежных случаях — найти некую точку опоры, точку старта, откуда можно развивать наступление на болезнь.
Здесь такой точкой был травматический элемент в анамнезе, а моим излюбленным и широко опробованным антитравматиком был Bellis perennis. Испытание этого лекарства, выполненное лично мной, показало выраженное его сродство к левому подреберью, и, наконец, Bellis в моих руках уже вылечил несколько опухолей.
В таком отчаянном положении план довериться лекарству, обещающему хоть малейшую помощь, как минимум предоставит нам возможность обдумать ситуацию. Bellis perennis как антитравматическое лекарство и

— 324 —

Ceanotus americanus как селезеночное сразу пришли мне на ум, но какое из двух выбрать? Честно говоря, я считал, что бедняга обречен, но решил попытаться спасти его. Не зная, какое именно лекарство скорее всего окажет быстрый эффект — ибо случай был неотложный, друзья пациента уже стали приходить прощаться с ним — я дал оба лекарства в чередовании. И как же я потом пожалел об этом выстреле дуплетом, ибо одновременное использование двух лекарств ровно ничему не научит. Но, тем не менее, были назначены настойки Bellis и Ceanotus 1Х по 5 капель каждые четыре часа в чередовании. Это было 12 ноября 1887 года. А 17 ноября была дата моего второго визита.
В результате этого назначения пациент через какое-то время мог поворачиваться в постели, затем смог вставать с кровати, а через 17 дней от начала лечения, т. е. 29 ноября, пациент лично приехал ко мне в Вест-Энд в кэбе в сопровождении супруги.
Под действием лекарств значительно снизился вес (пациент порядочно похудел и продолжал худеть), началось выделение обильной мочи, "она буквально льется из меня". Кожа ладоней темная, но линии контрастируют белым. Сама опухоль не только гораздо меньше, но и лучше определяется пальпаторно. Однако слабость пациента ужасна. Его приезд ко мне был скорее бравадой и проявлением силы воли, чем силы физической. Поэтому я отменил назначения и прописал Nux vom. 1Х и Calc. hypophos. 3X как показанные в его случае общетонизирующие лекарства.
6 декабря. Сил значительно больше, может подняться по лестнице, но с опухолью не так хорошо. Шелушение кожи ладоней.
Повторить первое назначение.
16 декабря. Сбрасывает вес, но при этом сил больше. Сильно обложен язык. Сильно тужится на стул. Аппетит хороший. Дошел до моей приемной, отпустив кэб на углу. Простыл, кашляет, кашель сотрясает его, и при этом чувствуются сильные боли в боку.
Я прописал Bryonia alb. 1Х и Phos. 3Х в чередовании.
27 декабря. Кашель сильнее при укладывании в постель и, похоже, имеет селезеночную природу.

— 325 —

Я назначил настойку Scilla marit. по 5 капель в воде трижды в день.
Больше лечения не понадобилось, и пациент пришел попрощаться 24 января 1888 года. Опухоль исчезла, увеличенные и уплотненные лимфоузлы слева тоже. Он быстро стал восстанавливать вес и силу.
Излечение было полным и стойким, о чем я могу судить из того, что пациент появляется у меня в смотровой каждые несколько месяцев к его и моему удовольствию. Такой случай — словно ясный погожий день среди бурь и невзгод сложной врачебной жизни.
Если кто-то спросит: "А где же тут вся эта ваша гомеопатия?", то мой ответ будет таков: "Подтвердилась опять, от начала до конца!"
Что же касается Bellis perennis, то если кто сомневается в этом лекарстве, пусть прочтет гомеопатические испытания этой самой маргаритки (лат. Bellis perennis, — маргаритка. — Прим. перев.) и узнает, что она как раз вызывает такие опухания застойно-экссудативного свойства. Если после этого остаются сомнения, пусть сделает настой маргаритки и пьет его по стакану трижды в день. Тогда он не просто поверит, а будет знать. Ничто не сравнится с прямым опытом на своем собственном corpus vile. Я сам провел такой опыт, поэтому не нуждаюсь в лекциях профессора фармакологии.

В сорок втором томе "Пасифик коуст джорнэл оф хомиопати" д-р Э. Петри Хойл с полным основанием пишет:

С гомеопатией мы не теряем времени! Гомеопатическое назначение можно применять сразу, пока точный диагноз под сомнением или неизвестен. Это очень ценная вещь! Как только появляются симптомы, мы можем сопоставить их с известным действием какого-либо лекарства на испытателей. Они все собраны в наших Материях медиках и реперториях для гомеопатов, а также в более простой форме в домашних руководствах для непрофессионалов. Несколько раз я помогал аллопатическим докторам узнать о том, как мы работаем, с помощью таких простых руководств, в точности так, как ребенку для занятий дают простую книгу. Таким образом, мы можем умело использовать лекарства задолго до того, как будем уверены в диагнозе. Время не пропадает зря!

— 326 —

Д-р Ж. Шаретт написал в своей книге "Что есть гомеопатия?":

На последнем году войны, когда я был в большом городе на юге Франции, меня вызвали осмотреть находившегося в опасном состоянии сына высокопоставленного чиновника. В течение пяти дней он находился между жизнью и смертью. У него была высокая температура, достигавшая 41° C, и он был в состоянии близком к коме. Около кровати больного я встретил еще трех докторов. Когда я осматривал маленького пациента, температура у него была 40,7° С, пульс 138, лицо было красным и покрыто пóтом, у него была полная мышечная атония и запор. Анализ мочи был отрицательным. Когда я поднял его веки, я заметил, что зрачки были сильно сужены. После тщательного осмотра пациента я спросил мнения трех своих коллег.
Самый старший из них доктор, которому было около 80 лет, сказал мне, что дал мальчику каломель и сантонин, но безрезультатно, и что его диагноз был, как это тогда называлось, коматозная лихорадка, и предложил дать ему ацетат аммония. Второй доктор, которому было примерно 50, думал, что недомогание было какой-то формой малярии, и рекомендовал инъекции хинина. Самый младший из докторов имел наготове два диагноза и объявил, что у больного был либо менингит, воспаление оболочек мозга, либо брюшной тиф, и предлагал сделать анализ крови и спинномозговой жидкости.
Когда меня спросили о моем мнении, я откровенно сообщил, что не могу согласиться с четырьмя различными диагнозами, что я мог бы предложить пятый и назвать это сонной болезнью, что вполне может быть ошибкой, и я предпочел бы совсем не ставить диагноза, не дав болезни никакого названия. Я сказал: "Хотя у меня нет ни малейшего представления относительно названия болезни, я знаю кое-что получше этого, а именно, как вылечить мальчика, как бы ни называлась его болезнь".
Трое моих коллег смотрели на меня широко раскрытыми глазами, полагая, что я сошел с ума. Не обращая внимания на шок, в который их повергли мои слова, я сказал им: "Болезнь мальчика можно вылечить с помощью Opium в гомеопатических дозах. Opium в больших количествах вызывает симптомы, идентичные тем, которые вы видите перед собой — запор, сонливость, кому и сильное сужение зрачков глаза.

— 327 —

Поэтому я дам мальчику Opium в бесконечно малом количестве. Я помещу две капли лекарственной жидкости в стакан воды, и мальчику будут давать по чайной ложке каждые четверть часа. Если ребенок не поправится в течение 12 часов, я не буду им более заниматься и оставлю его вам".
Трое моих коллег смотрели на меня с изумлением и не знали, что сказать. Наконец, самый старший из них сказал, что можно попробовать то, что я рекомендовал. Мальчику давали Opium каждые четверть часа. После шестой ложки смеси зрачки у мальчика начали расширяться, через пять часов у него был стул, а на следующее утро мальчик пришел в сознание и температура снизилась до 38° С. Через четыре дня он полностью выздоровел.

Заражение крови случается нередко и принимает разнообразные формы. Обычно его лечили хирургически и обеззараживанием, но в наши дни врачи стараются обнаружить микроорганизмы, ответственные за плохое состояние крови, и уничтожить их подходящим лабораторным препаратом. К сожалению, лечение заражения крови подкожными инъекциями довольно рискованно и часто безуспешно. У гомеопатов есть ряд лекарств, таких как Hepar sulphuris, Echinacea, Baptisia, Gunpowder, Anthracinum и т. д., которые оказывают неоценимую услугу при заражении крови любого происхождения, и эти лекарства не несут с собой никакого риска. Неврач Кэнон А. Апчер узнал от лесников и пастухов, что черный порох, если его принять внутрь, становится отличным лекарством при заражении крови. Кэнон Апчер очень интересовался гомеопатией. Он поэкспериментировал с порохом и обнаружил, что это замечательное лекарство при заражении крови в разнообразных формах. Он давал его многим больным. В пятидесятом и пятьдесят восьмом томах "Хомиопатик уорлд" Апчер сообщал:

Из бесчисленного количества больных с заражением крови, которых я лично вылечил или встречал, я попробую выбрать тех, чьи излечения кажутся мне наиболее поразительными:

— 328 —

1. Заражение крови от прививки от брюшного тифа
Однажды на рыбалке в Дербишире в гостинице, где мы останавливались, я встретил молодую пару, которая как раз заканчивала свадебное путешествие вокруг света, длившееся восемнадцать месяцев. Когда мы сидели вместе за завтраком, я сразу заметил, что лицо невесты было покрыто сыпью и красными прыщиками, и спросив об этом жениха, я узнал, что перед тем как они отправились в свое путешествие, родители невесты настояли на том, чтобы их дочь сначала сделала прививку для профилактики от брюшного тифа. Сыпь и прыщи распространились по всему телу и оставались там на протяжении всего путешествия, к вящему мучению прелестной молодой женщины. Gunpowder 3Х по две таблетки каждые четыре часа или три раза в день в течение десяти дней излечили ее, и до того как они уехали, ее кожа стала похожа на кожу младенца. Прошло восемь лет, и я получил известие от невесты о том, что излечение остается в силе.
2. Язвы на ногах
Два года назад, когда я посещал знакомую в моем родном приходе, я говорил с ней о своих гомеопатических успехах, и вдруг она сказала: "Вот бы вы вылечили нашу начальницу почтового отделения!" Я сходил к начальнице почтового отделения и увидел женщину за 50, на костылях из-за того, что она называла "флегмонозными ногами". Последние были покрыты выделяющими зловонный гной язвами от икр до коленей, и сами ноги были опухшими, красными и блестящими.
Несчастная женщина страдала этим в течение пяти лет, и доктора-аллопаты, похоже, ничем не могли ей помочь. Я назначил ей Gunpowder 3Х по две таблетки три раза в день в течение недели. Ноги стали гораздо лучше, краснота и воспаление исчезли, но выделений было все еще много. Мы повторили Gunpowder как раньше, и вдобавок я дал одну дозу Silica 30 на неделю. На следующей неделе, когда я посетил ее, я увидел, что произошло значительное улучшение. Пациентка говорила, что чувствует себя заново родившейся. Повторить лекарства. Через неделю оставалось некоторое количество выделений. Что дальше? Я смотрю в "Материю медику" д-ра Кларка и замечаю, что после Silica хорошо следует Hepar sulph. Отлично, даем одну дозу Hepar sulph 100 и Gunpowder 3Х три раза в день. На следующей неделе пациентка встречает меня у двери без костылей. Троекратное ура Gunpowder

— 329 —

и его друзьям Silica и Hepar sulph.! Прошло уже два года, и выздоровевшая дама остается здоровой.
3. Воспалившаяся мозоль
Восемнадцать месяцев назад мне потребовалась посетить друга, автомеханика в Саффолке. Его лицо было очень грустным… "Привет, старина, как дела?" — "Ах, бедная моя дорогая старушка-мать! Она где-то подцепила мозоль, из которой постоянно что-то течет, и доктора не могут это остановить, а отравление поднялось по ноге вверх и доктора говорят, что ногу надо отрезать! Но подумай только, ей 81 год, и я уверен, что если ей отрежут ногу, то это убьет ее!"
Мой ответ был таков: "Выше голову, старина, от ноги не нужно будет избавляться! Я гарантирую тебе, что вылечу твою мать за три недели!" Я оставил им Gunpowder 3Х с инструкцией — по две таблетки три раза в день и по одной дозе Silica 30 в неделю в течение двух недель, на третью неделю одну дозу Hepar sulph 100. Через три недели я отправляюсь к ним, покрыв 25 миль, чтобы добраться до места. Сияющее лицо моего друга говорит само за себя! "Как твоя мать?" — "Слава Богу и слава тебе! Мать отправилась погулять вместе с моей женой. Она в полном здравии".
Сорок лет опыта с этим лекарством при всех типах заражения крови заставляют меня признаться, что из нескольких сотен, а точнее, почти тысячи случаев, Gunpowder ни разу не дал сбоя даже в материальных дозах! Я так же уверен в том, что я пишу эти строки, как и в том, что порох спас большое количество драгоценных жизней не только наших доблестных солдат, но также и большого количества простых страдальцев сего мира, когда им больше ничего не помогало.
Я также должен здесь добавить, что из своего опыта за долгое время использования пороха я заметил, что одна

— 330 —

доза Hepar sulph 200 за два дня до применения Gunpowder очень помогает действию последнего и ускоряет его. Сейчас мне пришли на ум два примера такого быстрого исцеления.
(1) В прошлом году каменщик, который трудился над моим домом, каким-то образом ободрал кожу с локтя, а потом туда попала грязь. Очень скоро локоть начал распухать, увеличившись в два раза от обычного размера, и каким-то образом повлиял на все тело. Каменщик чувствовал себя очень плохо, и аллопатия ничем не смогла ему помочь. Он получил от меня четыре грана Gunpowder 1Х три раза в день, упомянутую дозу Hepar sulph 200, и через неделю совершенно поправился и смог вновь приняться за работу.
(2) Прошлым летом я отдыхал в Дербишире, и как-то раз вместе со своим другом был приглашен к одному господину к 16.30. В комнату вошел дворецкий с чайным подносом в руках, согнувшись почти вдвое, а голова его была повернута назад под таким углом, что он, казалось, упорно вглядывается куда-то позади себя. Я выразил удивление и сочувствие по поводу такой странной позы и спросил, в чем причина этого. "О, бедняга ужасно страдает от карбункулов, и у него как раз сейчас вскочил один такой!" Я ответил: "Я могу вылечить его за три дня!" Он получил один порошок Hepar sulph 200 и шесть порошков Gunpowder 1Х по четыре грана, принимать три раза в день. Через три дня я зашел к ним, чтобы порыбачить форель в ручье у этого господина, и спросил о дворецком. Ответ: "О, он играет в крикет". За два дня сердцевина карбункула вся вышла на поверхность, и с помощью горячих примочек Calendula он был освобожден от своих страданий настолько, что на третий день смог пойти играть.

Наблюдатель, который смотрит на мир широко раскрытыми глазами, обнаружит бесценные лекарства, как мы видели на примерах д-ра Гарта Уилкинсона, который открыл Hecla lava, и Кэнона Апчера, который популяризовал использование черного пороха для лечения заражений крови. Кэнон Апчер не утруждал себя постановкой диагноза заражения крови. Он давал каждому больному с заражением крови Gunpowder, часто комбинируя его с Hepar sulphuris, еще одним лекарством для лечения заражения крови, и, по-видимому, он излечил бесчисленное количество больных, которые могли бы оказаться не по силам врачам, опирающимся на поддержку команды лабораторных специалистов.

Загадочные заболевания часто могут быть излечены неврачами, знакомыми с великим законом подобия. Д-ру Вильшову принадлежит весьма занимательное сообщение в "Практической Материи медике" д-ра Ж. Шаретта о том, как одна дама вылечила больного, имевшего все признаки азиатской холеры. Очевидно, что диагноз был неправильным, но излечение было мгновенным. Мы читаем:

Несколько лет назад г-жа С. срочно вызвала меня к своему сыну, у которого внезапно началась рвота

— 331 —

и понос невероятной силы, что наводило на мысль о холере. Я сел в свой экипаж, и пока мы ехали, дама объясняла мне, что ее сын был в добром здравии, хорошо пообедал, сразу же после обеда вскочил на свой велосипед и вернулся в 16 часов совершенно больным. У него были сильные колики, его безостановочно рвало, и у него был понос каждые несколько минут. Лицо было мертвенно бледным и зеленоватого цвета, зубы стучали от озноба, он весь дрожал и был покрыт очень холодным потом. Мать знала кое-что о гомеопатии, у нее была коробка с гомеопатическими лекарствами, она нашла бутылочку с пилюлями Veratrum album в 30-й потенции, дала ему пять пилюль и велела слуге давать сыну такие же дозы каждые десять минут все то время, пока ее не будет в доме. Из ее описания было очевидно, что симптомы ее сына совпадали с классическими симптомами холеры.
Мы помчались по лестнице в спальню ее сына с бешено колотящимися сердцами и остановились в изумлении. Молодой человек спокойно лежал в постели. Он все еще был бледен, но, казалось, чувствовал себя весьма неплохо. Рвота кончилась за полчаса до этого, а понос был только раз в 20 минут. Сильнейшие колики прошли. Живот еще был чувствителен, но уже не было мучительной боли. Он принимал Veratrum, и после второй или третьей дозы ему стало гораздо легче. Мне уже нечего было там делать, и я велел ему выпить горячего чая с ромом. Через два дня молодой человек был полностью здоров.

Загадочные болезни, которые нельзя диагностировать, часто имеют причиной хронические инфекции или скрытую болезнь, которая нередко бывает наследственной. Эту скрытую болезнь или инфекцию, причину которых сейчас видят в микроорганизмах, Ганеман приписывал действию таинственной силы, которую он называл хроническим миазмом. В его время микробиология была неизвестна. Точные инструменты того времени едва ли были достаточно сильны, чтобы обнаружить те организмы, о которых мы сейчас знаем. Ганеман на целый век опередил свое время, утверждая, что хронические заболевания можно преодолеть, только если справиться с их микробной причиной, с "хроническим миазмом". В начале своей работы "Хронические болезни" он утверждал:

— 332 —

Все хронические заболевания человечества, даже если предоставить их самим себе и не усугублять извращенным лечением, демонстрируют такое постоянство и упорство, что они усиливаются с годами и на протяжении всей жизни человека. Их невозможно уменьшить силами даже самой здоровой конституции, и еще менее вероятно преодолеть и искоренить их. Таким образом, они никогда не проходят сами, а, наоборот, усиливаются и ухудшаются до самой смерти. Следовательно, причина и основа всех таких болезней кроется в каких-то постоянных хронических миазмах, которые делают возможным постоянный рост и увеличение их паразитической сущности в человеческом организме.

Со времен Ганемана гомеопаты стали использовать множество произведенных из болезнетворной материи лекарств, которые называются нозодами. Их дают через рот, как было показано в начале этой книги. Эти продукты болезней использовались за десятилетия до открытий Пастера и Коха. Врачам-гомеопатам очень часто удается излечивать загадочные недуги и болезни у пациентов, которые болели многие годы. Делают они это путем обнаружения болезни или склонности, ответственной за хронические проблемы, и дают пациенту бесконечно малые дозы продукта этой болезни. В восемнадцатом томе "Британского гомеопатического журнала" д-р Тайлер упоминала, что с помощью Variolinum, продукта натуральной оспы, она излечивала самые ужасные следы, оставленные на лице натуральной оспой, и заключала свои наблюдения следующим замечанием: "Если Variolinum через 14 или 15 лет после перенесенной натуральной оспы может полностью изменить внешний вид человека, перенесшего натуральную оспу, вполне вероятно, что и другие нозоды могут действовать таким же образом после кори и т. д." Вслед за д-ром Тайлер следует д-р Ферги Вудс, который упоминал, что у него был больной с хроническим истощением после гриппа, и что Influenzinum в 200-й потенции вылечил это недомогание через двадцать лет после того приступа гриппа, который вызвал это недомогание.

В девятнадцатом томе"Британского гомеопатического журнала" д-р Ле Ханте Купер сообщал:

— 333 —

При лечении больных я был сильно впечатлен тем, как долго токсины болезни остаются в организме. Однажды я был поражен, узнав, что у дамы, которая пришла ко мне с сильным зудом, он присутствовал в течение двадцати пяти лет, хотя пациентка подвергалась всевозможным методам лечения и ванн. Я изучил ее состояние в целом, и проведя около часа, изучая ее историю, я в конце концов добрался до того факта, что в первый раз это недомогание случилось после сильного гриппа двадцать пять лет тому назад. Поэтому я подумал, что лучшее, что я могу сделать, это дать ей высокую потенцию Influenzinum.
Через неделю пациентка сказала, что она никогда так хорошо не спала. У нее не было никакой неприятной реакции или усиления симптомов, а просто наступило улучшение, и с того момента ей становилось все лучше. Были небольшие рецидивы проблемы, для которых пришлось использовать другие лекарства, но главное в том, что симптомы, которые держались в течение двадцати пяти лет, практически не изменяясь по силе, вдруг исчезли после одной дозы Influenzinum. У меня были и другие больные, примеры которых показывали, как долго токсины остаются в организме. У одной больной я выяснил, что симптомы восходили к перенесенной кори; эта больная быстро слепла и глохла, и ее зрение упало до того, что она могла только различать свет. Результат назначения нозода кори был ошеломляющим: ей стало настолько хорошо, что вскоре после этого она вышла замуж.

Умелый врач-гомеопат в каждом серьезном случае будет изучать не только то, что называется общей совокупностью симптомов, и любые характерные для больного поразительные и необычные симптомы, в соответствии с учением Ганемана, но также подумает о старых инфекционных заболеваниях, таких как те, что были упомянуты выше, унаследованной склонности к заболеваниям и т. д. Правильность учения Ганемана о том, что течение хронических болезни все более и более ухудшается со временем из-за "хронических миазмов", которые вторглись в организм, получает все большее признание во всем мире медицины. Иногда загадочная болезнь у очевидно безнадежного пациента быстро излечивается при назначении малой дозы продукта заболевания, которое, возможно и наследственным образом, подрывает

— 334 —

здоровье пациента. В третьем томе "Органона" д-р Дж. А. Биглер сообщил о следующем любопытном примере:

Я вел больного с ревматизмом суставов; его болезнь была очень упорной, господину было 60 лет, ему требовался ежедневный уход с 11 июня по 5 сентября, и в течение всего этого времени он страдал от мучительных невралгических болей. Он ходил по улице, опираясь на трость, согнувшись, закутанный в одежды по самые уши, и выглядел как сломленный старик, который скоро отправится в могилу. Совершенно не надеясь, что мне в конце концов будет позволено спасти его, я решил действовать по рекомендациям д-ра Свона, гласившим: "Упорное отсутствие прогресса у больного с ревматизмом может иметь причиной скрытую гонорею, и высокая потенция Medorrhinum вылечит его; у многих больных, у которых улучшение достигает определенной степени, а затем прекращается, Medorrhinum убирал препятствие, и больные излечивались; происходило это у таких больных, у которых гонорея могла бы оказаться самой маловероятной причиной, что учит нас хотя бы тому, насколько повсеместно присутствует скрытая гонорея и насколько велика целительная сила того же самого вируса в высокопотенцированном виде".
Скоро мне выдалась такая возможность. Ко мне на прием по другому поводу пришла его жена. Спросив ее о муже, я получил ответ: "Для своего возраста он чувствует себя вполне хорошо". Когда я выразил желание увидеть его и, может быть, снова прописать ему что-то, она сказала, что "думала, что я уже не смогу ничего сделать в этом направлении, так как он сам полагал, что его ослабленное состояние — это результат преклонного возраста". Однако этот господин сам пришел ко мне на следующий день, и я дал ему три дозы Medorrhinum (в высокой потенции), наказав принимать их каждое утро. Через десять дней он пришел опять. Он чувствовал себя лучше и выглядел лучше. Тогда я дал ему еще одну дозу (еще более высокой потенции), чтобы он принял ее несколько позже. Это было последнее назначение, которое я для него сделал по какому-либо поводу, и последнее назначение, которое ему потребовалось. Через месяц после того как я впервые прописал ему Medorrhinum, он избавился от своей трости и своих шарфов и ходил по улице выпрямившись, твердым шагом, и был в полном здравии. С тех пор он набрал в весе, который увеличился с 140 фунтов (примерно 63 кг. — Прим. перев.) до 212 фунтов (примерно 96 кг. — Прим. перев.).

Д-р Ферги Вудс совершил блестящее излечение шестинедельного младенца, который представлял собой живое воплощение сифилиса. В семье не было истории сифилиса, но в силу внешних показаний и

— 335 —

без теста Вассермана ребенку была дана перорально бесконечно малая доза Syphilinum, и через несколько недель внешний вид ребенка изменился до неузнаваемости. Д-р Ферги Вудс сообщал:

Джордж Л., 6 недель, имел типичный врожденный сифилис. Его мать сказала, что он "родился с простудой", и через неделю после рождения у него были язвы на ягодицах. У него были уплощенная переносица, насморк и косолапость. У него также были желтые выделения из носа и одного уха. В семье не было ничего похожего на сифилис, не было также и выкидышей, но жалкий вид ребенка был абсолютно типичен. Многие из этих сифилитических детей рождаются с большим количеством волос, но они обычно напоминают копну или, по выражению Хатчинсона, гриву. Я дал ребенку Syphilinum 200.
Через неделю: ребенку, казалось, не было лучше, так что я сделал то, чего не должен был делать (но часто это понимаешь уже после того как это произошло). Я дал дозу Mercurius solubilis 30.
На следующей неделе: ребенку было лучше по всем параметрам, меньше гнусавости и меньше выделений из носа, и он набрал полфунта (примерно 225 г. — Прим. перев.).
В течение следующих четырех недель улучшение продолжалось, и пациент набрал еще фунт с четвертью (примерно 570 г. — Прим. перев.). Так как симптомы начинали возвращаться, он получил Syphilinum 200, после чего опять наступило улучшение, длившееся более четырех месяцев, когда нужно было повторить лекарство в той же самой потенции, и через семь недель была дана доза Syphilinum 10 000-й потенции. После этого улучшение продолжалось непрерывно, и ребенок был у меня с тех пор всего один раз.
Как это всегда происходит под действием Syphilinum, в течение нескольких недель этот ребенок превратился из жалкого преждевременно состарившегося малыша в настоящего милашку, у которого не было ни следа активной болезни. Конечно, полностью избавиться от высокого нёба и уплощенной переносицы было невозможно.

Большинство грамотных гомеопатов изучают не только наследственные факторы, которые могут привести к заболеваниям. Они знают, что лечение путем подавления симптомов очень часто вызывает болезни и что здоровье можно вернуть только благодаря возвращению тех симптомов, которые были

— 336 —

подавлены, чем и был нанесен вред пациенту. Прекращение выделений или необдуманное лечение местного воспаления часто имеют самые разрушительные последствия. Д-р Джозеф Кидд в своей книге "Законы терапевтики" описал такой пример из своей практики:

Г-н__ 36 лет, очень нервного темперамента, страдал от нервного расстройства, сопровождавшегося слабостью, дурнотой, неожиданными приступами спазмов в животе. Он находился в таком самом что ни на есть печальном состоянии почти два года, иногда ему было лучше, но никак не становилось совсем хорошо, до тех пор пока у него не появился карбункул на шее сзади, и тогда все его нервные симптомы полностью прошли, но как только карбункул излечился, нервные симптомы вернулись с прежней остротой. Через несколько месяцев после этого еще один карбункул появился у него на плече, что сопровождалось таким же облегчением нервных симптомов. До того как он вылечился, я поместил горошину в основание карбункула, таким образом превратив его в естественную рану. Это полностью и навсегда вылечило его старую болезнь. Рана поддерживалась в течение двух лет. Через год я применил половину горошины; через шесть месяцев размер частицы был уменьшен до одной четверти горошины. Таким образом, позволив ране заживать очень постепенно, удалось избежать возвращения старых симптомов.

Еще один пример д-ра Кидда:

Один господин, проживавший в Саффрон Уолден, годами страдал от влажной астмы, осложненной мягким полипом в носу. Из последнего в течение нескольких лет выделялось столько слизи, что господин привык использовать пять-шесть носовых платков за день. Два знаменитых лондонских хирурга в разное время пытались извлечь полип, но, к счастью для пациента, смогли оторвать только его часть. Обильные выделения из полипа продолжались, и все это время общее состояние здоровья оставалось хорошим. Через некоторое время полип снова отрос, стал давить на мягкое нёбо и вызвал затруднения при глотании. Это очень досаждало господину, и, при посещении друга в Манчестере, он обратился к одному известному тамошнему хирургу. Этот хирург прямо в своем кабинете без каких-либо приготовлений обвязал полип лигатурой и удалил его весь. Обильные выделения из носа, которые продолжались многие годы, исчезли сразу.

— 337 —

Через несколько дней после этого у пациента случилась слабая конгестия головного мозга. Она постепенно усиливалась и привела к правосторонней гемиплегии. Через несколько недель после операции он вернулся из Манчестера и обратился ко мне по поводу паралича. Его нос был все еще абсолютно сух. Я попробовал вызвать заново выделения из носа с помощью йодида калия, нюхательного табака, горячих припарок и т. д., но, к сожалению, все было безуспешно, паралич медленно прогрессировал и привел к смерти через два года после полного прекращения обильных выделений из носа.

В своей книге "Сердце и его работа" д-р Дж. Комптон Бернетт описывал, как ножная горячая ванна с горчицей вызвала сердечное заболевание у ребенка. Мы читаем:

Семь или восемь лет назад меня вызвали осмотреть смышленого маленького сына провинциального сквайра с известным из истории именем. Малыш был, как мне помнится, примерно десяти лет от роду. Он играл в крикет со своими братьями в поместье и лег или сел на влажную траву, разогревшись от игры. Я обнаружил, что у него острый ревматизм в ступнях ног, которые были очень болезненны. Я наказал, чтобы мальчика положили в кровать, завернули его во фланель и прописал то, что показалось мне тогда подходящим конституциональным лечением. Я специально не назначал ничего наружного для его ступней ног. На следующий день его мать встретила меня следующими словами: "Ах, ноги у Чарли в полном порядке; старая няня вылечила их, поместив вчера вечером в ванночку для ног с горячей водой и горчицей, но милый мальчик так сильно страдал ночью от болей в груди и затрудненного дыхания".
У него были симптомы стенокардии из-за метастатического ревматического эндокардита, или, если сказать то же самое простыми словами, ванночка с горячей водой и горчицей, которую сделала ему старая няня, чтобы вылечить боль и воспаление в ступнях ног у Чарли, изгнала ревматизм из его ступней и направила его в тело, где он обосновался в клапанах сердца, вызвав ужасные боли в груди и одышку и навсегда поразив его сердце. Чарли вырос в прекрасного юношу, но он

— 338 —

никак не может понять, почему он не в состоянии взбегать вверх по склону и делать многое так, как делают другие ребята. Причина в том, что у него заболевание клапанов сердца, его митральный клапан не может теперь закрываться как следует. Старая няня оказала ему плохую услугу, вылечив ему ревматизм в ногах, где тот не причинял никакого вреда, и отправив его в самый центр деятельности всего его организма.

О том, как подавление кожных заболеваний может навредить конституции пациентов, мы уже говорили в предыдущей главе и в некоторых других главах.

Правильный и неправильный способы лечения кожных заболеваний Правильный и неправильный способы лечения кожных заболеваний   оглавление книги Эллиса Баркера Оглавление   Орудия новой науки и некоторые интересные технические подробности Орудия новой науки и некоторые интересные технические подробности