Дж. Эллис Баркер

Как совершаются чудеса исцеления. Новый путь к здоровью

Лондон, 1948

Перевод Елены Загребельной (г. Фукуока, Япония)

— 278 —

ГЛАВА XVII
Правильный и неправильный способы лечения кожных заболеваний

Современные врачи стараются как можно быстрее убрать кожные болезни, словно те являются просто внешними болезнями кожи. Они делают это, не обращая внимания на большой вред, который наносится при таком лечении. Старые врачи, наоборот, описывали нам этот вред в своих трудах, приводя тысячи примеров пагубных последствий простого подавления.
Ганеман, "Хронические болезни"
Для того чтобы успешно и безопасно лечить "больную кожу", мы должны лечить тело, которое она покрывает; высыпания на коже — это всего лишь результат, внешний и видимый признак внутреннего динамического расстройства. Совершенно здоровое тело должно обладать совершенно здоровой кожей, и больной кожи просто не может быть на совершенно здоровом теле.
Д-р Дж. Маклаклен, "Британский гомеопатический журнал", том 17
Непроходящее кожное заболевание у действительно здорового, не имеющего какой-либо предрасположенности человека, — такого я ни разу не видел, так же, как я не знаю ни об одном другом результате, у которого не было бы причины.
Д-р Дж. Комптон Бернетт, "Об излечимости опухолей лекарствами"

Недавно я прочитал в одном из медицинских журналов следующую шутку, озаглавленную "Разговор между молодым доктором и пожилым врачом": "Дядя, я думаю, что мне нужно стать специалистом. Какую специальность вы бы мне посоветовали?" — "Стань специалистом по коже, мой мальчик, стань специалистом по коже. Это самая замечательная вещь на свете. Может быть, это не очень приятно для глаз, но ты будешь хорошо зарабатывать. Тебя никогда не будут

— 279 —

вызывать во время еды по поводу какого-то срочного больного, тебя никогда не будут будить ночью по поводу несчастного случая или родов, твои пациенты никогда не будут умирать, но, прежде всего, они никогда не будут излечиваться". Шутки часто говорят всерьез.

Кожные заболевания лечатся стандартными способами по справочникам, и слишком часто "они никогда не излечиваются". Прекрасные иллюстрации в ведущих руководствах и медицинских атласах позволяют новичку в медицине диагностировать кожное заболевание, то есть дать ему название, а когда название выяснено, все остальное просто. Доктор сможет выяснить по своим книгам, как лечить различные заболевания в соответствии с принятыми стандартами. Помимо некоторого упорядочения диеты, щелочей, чтобы нейтрализовать кислоты, и т. д., конвенциональное лечение состоит, в основном, в наружном применении ядовитых примочек и мазей, которые обычно содержат мышьяк, ртуть и свинец, в использовании радия, рентгеновских и ультрафиолетовых лучей и т. д., и часто мышьяк, ртуть и другие разнообразные яды даются одновременно большими дозами перорально.

Многих пациентов с кожными болезнями систематически отравляют, и их здоровье оказывается подорванным на всю жизнь из-за полученного ими лечения. Покойный сэр Джонатан Хатчинсон, президент Королевской коллегии хирургов, первым отметил, что после многолетнего лечения мышьяком у многих пациентов с кожными болезнями развивался мышьяковый рак. Он вызвал бурю негодования в точности так же, как тогда, когда доказал, что вакцинация "от руки к руке", практиковавшаяся в его время, часто приводила к передаче сифилиса от одного вакцинированного к другому. В настоящее время взгляды Хатчинсона и по поводу вакцинации, и по поводу избыточного применения мышьяка стали общепринятыми среди врачей.

Специалисты по кожным болезням применяют так много ядов, что их все и не перечислить. Открытие новой ядовитой примочки или мази — это событие в мире дерматологии. У больных кожными болезнями нередко встречается хроническое отравление, но даже если удается

— 280 —

избежать явного хронического отравления, все равно нужно задать себе очень важный вопрос о том, насколько безопасно рассматривать кожу как независимое внешнее одеяние, которое можно мыть и дезинфицировать ядовитыми веществами. На протяжении веков самые умные врачи утверждали, что лечение кожных болезней снаружи — это серьезная и опасная профессиональная ошибка. Они полагали, что кожное заболевание обычно является лишь внешним проявлением конституционального расстройства, что тело старается удалить болезненный материал через кожу таким же образом, каким оно часто старается удалить болезненный материал через различные отверстия в организме в форме катаральных и других выделений. Они считали, что опасно устранять заболевание с кожных покровов, потому что при этом не излечивается стоящее за этим внутреннее заболевание, и предостерегали, что это внутреннее заболевание, лишенное теперь своего наружного выхода на коже, может нанести удар внутри, поражая тот или иной внутренний орган, с серьезнейшими последствиями для пациента. Это мнение основывалось не только на правдоподобной теории, но и на наблюдениях, говоривших о том, что многие пациенты, у которых были излечены кожные болезни, вскоре после исчезновения кожных проблем заболевали какими-то серьезными заболеваниями, которые они приписывали результатам подавления кожной болезни.

Ганеман разделял взгляды своих наблюдательных предшественников. Примерно сто лет назад он с негодованием писал в своей книге "Хронические болезни":

Просто невероятно, как велики грехи современных врачей традиционной школы против благоденствия человечества, ведь и преподаватели медицины, и самые выдающиеся врачи, и медицинские авторы почти все без исключения учили: "Каждое кожное высыпание — это всего лишь местное поражение на коже, не затрагивающее остальной организм. Следовательно, его нужно убрать с кожи местным лечением, путем нанесения мазей, сильнодействующих примочек и т. д. Путем такого быстрого удаления высыпания с кожи можно предотвратить все последствия кожных болезней, и тело останется в полном здравии".
Эта ужасная неправда преподавалась и до сих пор

— 281 —

преподается и исполняется на практике. Последствия этого таковы, что на нынешний день во всех ведущих больницах и частных практиках пациенты с кожными заболеваниями получают только наружное лечение.
Эти врачи думают, что чем быстрее удастся удалить высыпания с кожи больного, тем лучше. Затем они отправляют пациентов домой как излечившихся, бесстыдно заверяя, что все стало хорошо, и не обращая никакого внимания на те болезни, которые рано или поздно обязательно за этим последуют. Если обманутые несчастные рано или поздно приходят к ним обратно с болезнью, которая неизбежно следует за таким лечением, например, с отеками, упорными болями, ипохондрическими или истерическими проблемами, подагрой, чахоткой, астмой, слепотой, глухотой, параличом, кариесом костей, язвами, раком, кровотечениями, заболеваниями мозга и т. д., врачи воображают, что теперь перед ними что-то совсем новое, и снова лечат это в соответствии со старыми стандартными способами своей терапии, в бесполезной и пагубной манере, обращая свои лекарства против иллюзорных болезней до тех пор пока после многих лет страданий смерть не высвободит наконец пациента из их рук.

С тех пор выдающиеся врачи продолжали высказывать сходные взгляды. Д-р Дж. Т. Кент в своих "Лекциях по гомеопатической философии" заявлял:

Пациент часто впечатляется великим мастерством врача по удалению кожных высыпаний и пойдет к нему опять, когда у него возникнут более серьезные проблемы, такие как изменения в тканях, грозящие смертью. Он скажет доктору: "Вы так замечательно вылечили меня от кожного заболевания, вы ведь сможете вылечить мою проблему с печенью?" Но этот очень ученый невежественный доктор допустил ошибку; он загнал то, что было на поверхности и безвредно, в глубокие области организма, и пациент умрет в результате научного невежества.

В книге "Новые лекарства" д-р Дж. Т. Кент писал:

Подавите кожную сыпь, и у кого-то из пациентов будут проблемы с мозгом, у кого-то проблемы с легкими, еще у кого-то разовьется

— 282 —

проблема с животом. Тогда станет ясно, где у них самое слабое место.

Д-р Э. Карлтон в своей книге "Гомеопатия в медицине и хирургии" утверждал:

Модные подавляющие инструменты наших дней так поразительно эффективны. Они закрепляют болезнь в организме и комбинируют эффекты лекарств с естественным заболеванием, производя таким образом результат, с которым не всегда удается справиться.

Я мог бы запросто процитировать сотни примеров, иллюстрирующих и доказывающих приведенные выше взгляды. Приведу следующий поразительный пример, описанный д-ром Дж. Комптоном Бернеттом в его книге "О невралгии":

Как-то воскресным утром лет десять или двенадцать назад один господин привел ко мне в кабинет свою жену, так как у нее случился приступ стенокардии прямо на улице по пути в церковь. Хотя ей было немногим более тридцати, а может и менее того, она уже несколько лет страдала такими приступами боли в груди; они случались с ней внезапно на улице, буквально пригвождая ее к месту, и она больше не выходила из дома одна, опасаясь упасть в обморок или свалиться замертво.
Обследование сердца не показало никаких органических изменений или даже функционального расстройства, и я никак не мог понять, почему у сравнительно молодой дамы могли возникать подобные стенокардические приступы. От стенокардии ее лечили умелые врачи, но достичь облегчения не получалось, и, по-видимому, никто не мог понять, в чем дело. Я сделал ей назначение, а затем посетил пациентку в собственном ее доме, чтобы попытаться выяснить, что же происходит. Я попросил ее рассказать мне всю историю ее болезни с раннего детства. Она сказала, что в конце подросткового периода готовилась выйти в свет, но у нее были какие-то трещины на сгибах локтей, которые выглядели ужасно; они были у нее с самого раннего детства. Она обратилась к Эразмусу Вильсону; он прописал ей мазь, которая очень быстро излечила ее, и она стала появляться в свете, сразу стала популярной и вскоре, как полагается, вышла замуж. Она всегда была очень благодарна Эразмусу Вильсону за то, что он вылечил ее руки, ведь иначе "как бы я могла показаться в одежде с короткими рукавами?"

— 283 —

Но за этим вскоре последовали одышка и сердцебиения, а теперь описанные выше приступы стенокардии угрожали разрушить ее жизнь. Более того, у нее уже родился один мертвый ребенок. Как я уже сказал, у нее нельзя было обнаружить никакой патологии в сердце, а из истории ее жизни я выяснил, что излечение ее кожи (а для меня это был самый важный момент) не имело последствий.
Я высказал ей свое мнение, что ее кожная болезнь вовсе не была вылечена, а только загнана внутрь с помощью мази, полученной от Вильсона, и что ее стенокардия на самом деле была внутренним проявлением, или метастазом, ее болезни. Этому никто не поверил. Однако я начал давать ей противопсорное лечение, и очень скоро, я думаю, менее чем через месяц после визита воскресным утром, старые трещины появились на сгибах локтей, и с этого момента у нее больше не было приступов стенокардии, а впоследствии родились живые дети.

В "Органоне" Ганеман предупреждал своих учеников о вреде одновременного использования лекарств внутрь и наружно, поскольку исчезновение кожных проявлений может заставить врача думать, что внутреннее расстройство, которое вызвало кожную болезнь, также исчезло, и что он вылечил пациента, который на самом деле остался больным. Он писал:

Одновременное применение наружных и внутренних средств при болезни, основной симптом которой — некое постоянное местное проявление, имеет один очень серьезный недостаток. Внешнее расстройство обычно исчезает раньше внутренней болезни. Исчезновение кожных проблем порождает ошибочное представление о том, что излечение было полным. Поэтому становится трудно, а иногда и невозможно, судить о том, было ли все заболевание полностью устранено принимаемым внутрь лекарством.

Покойный д-р Дж. Комптон Бернетт полностью разделял взгляды, высказанные Ганеманом в отношении кожных болезней, и разъяснял их в своей книге "Заболевания кожи", где он описал излечение многочисленных кожных болезней, совершенных исключительно лекарствами в бесконечно малых дозах. Он декларировал свои убеждения о

— 284 —

природе и логичном лечении кожных заболеваний следующим замечательным образом:

Лечение кожных болезней как чисто местных проблем, касающихся только кожи, чем в настоящее время занимаются почти все врачи всех школ по всему миру, является, по моему мнению, по меньшей мере преступлением против человечества и в высшей степени характерно для культивируемой поверхностности современной медицины.
В нынешнюю эпоху "скопов" и "метров" мышление в медицине практически сведено на нет. Повсюду мы встречаем нескончаемые перкуссии и аускультации: слабейшие шумы, звуки, звоны, хрипы хорошо известны и о них ведутся ученые рассуждения, но что же относительно лечения? Что об истинной этиологии (причинности) самого чахоточного процесса? Бациллы. Да, но что происходило до того, как жизнь бацилл стала возможной? И как могут развиваться бациллы, если для них не будет подходящей почвы?
Я не утверждаю, что нет таких вещей как кожные болезни чисто местного характера, таких как, например, вшивость и другие заболевания паразитического характера, которые поражают кожу, но в общем я придерживаюсь следующих взглядов:
1. Что кожа есть очень важный живой орган нашего тела.
2. Что она состоит в тесном, но малопонятном отношении со всеми внутренними органами и частями.
3. Что ее здоровье определяется общим состоянием здоровья организма, то есть здоровой кожи на нездоровом теле быть просто не может.
4. Что вообще говоря, ее нездоровое состояние, ее болезни, происходят изнутри, порой даже тогда, когда поначалу они посягают на нее снаружи.
5. Что биологически находясь в организме, получая питание, саму жизнь, здоровье и болезни изнутри, получать лекарственное лечение она также должна изнутри.
6. Что кожные болезни чаще всего не просто заболевания конкретного органа, а в то же время заболевания всего организма, или конституциональные заболевания.
7. Что поскольку кожа — это орган выделения,

— 285 —

распространенный по поверхности всего организма, то Природа часто использует его для того, чтобы сохранять внутренние органы здоровыми.
8. Что каждый участок кожи имеет жизненную связь с каким-то внутренним органом или участком тела, так что кожная болезнь часто является всего лишь внешним выражением внутренней болезни.
9. И что, наконец, можно показать, что обычно проводимое с помощью примочек, мазей или еще чего-либо наружное лечение кожных болезней концептуально несомненно поверхностно, теоретически неправильно, вредно на практике и следовательно, не должно быть рекомендовано больным.

Если, так сказать, пена болезни организма всплывает на кожу как пузыри от бьющей из источника воды, то лечение болезни на коже с помощью примочек и мазей или любых других наружных средств вовсе не является лечением болезни, а только предотвращением проявления этой болезни на периферии.
Кожа не живет независимой жизнью сама по себе, будучи как бы повешенной на нас снаружи, но, напротив, является самым системным из всех наших органов; что мы можем, однако, ожидать от века, когда люди думают, что красивую здоровую кожу им обеспечит мыло, а здоровые зубы — зубной порошок?

Многие выдающиеся гомеопаты выражали взгляды, сходные со взглядами Ганемана и Бернетта. Мастера нового искусства исцеления видят в кожном заболевании не местную болезнь, а конституциональное расстройство, и для них кожная сыпь — только местное проявление конституционального дефекта.

Мы познакомились с теоретическими взглядами двух ведущих врачей, согласно которым кожные заболевания нельзя лечить конвенциональными методами посредством наружных средств, а следует лечить лекарствами, даваемыми внутрь в соответствии с великим законом "подобное излечивает подобное". Давайте теперь обратим наше внимание на несколько примеров излечения гомеопатическим способом упорных кожных болезней. Д-р Дж. Р. Т. Ламберт в статье, напечатанной в сороковом томе ”Хомиопатик уорлд", цитировал пример экземы у ребенка, о котором сообщил д-р Г. М. Бэтти:

К. В., 6 лет, уже примерно год страдала экземой. Ее родители перепробовали всех врачей и все средства. Чтобы у вас было какое-то представление о ее состоянии: она выглядела как одна большая корка от

— 286 —

макушки до ступней, включая руки и ноги. Перед тем, как ее одевать, ее надо было закутывать в пропитанную вазелином ткань. У нее было сильное жжение и зуд. Все отверстия тела были красными. Веки глаз, губы, уши, анус — все было огненно-красного цвета. Она не хотела, чтобы ее мыли. От ее тела исходил крайне зловонный запах.
Поскольку в семейной истории ничего особенного не было, я назначил ей Sulphur 30X, по крупинке утром и вечером. Через четыре дня экзема на удивление подсохла, но через неделю она была почти в таком же ужасном виде, как и всегда. Прием Sulphur 30Х продолжили. Я был уверен в своем назначении, так как у больных, которым нужен Sulphur, постоянно возобновляются симптомы. Через несколько дней экзема опять подсохла, но потом опять появилась снова, хотя и не такая сильная. По истечении трех месяцев она была полностью излечена, и с тех пор экзема ни разу не возвращалась. Наружно я не использовал ничего, кроме вазелина.
Самый интересный момент здесь таков: после того как я вылечил и отпустил девочку, ее мать пришла и сказала, что она не хочет украсть у меня мой профессиональный секрет, но очень хотела бы знать, что я ей дал. Я сказал ей, что это был простой Sulphur, на что она воскликнула: "Так ведь я давала ей столько серы и черной патоки, что она могла бы в них купаться!"

Отметим, что ребенок был излечен Sulphur — лекарством, которое очень часто используется врачами конвенциональной медицины для кожных болезней любого типа. Несколько доз квинтиллионной доли грана Sulphur привели к быстрому излечению, тогда как сера в больших количествах, которую ранее давали ребенку, не принесла совершенно никакого улучшения. Очевидно, высокие потенции лекарств действительно мощны в действии и не являются просто бесконечно малыми количествами. Это доказывает и этот пример, и многие другие, которые можно было бы процитировать.

Sulphur не является специфическим лекарством для экземы, так как у врача-гомеопата нет спецификов ни для какой болезни, как бы та ни называлась. Давайте взглянем на еще один случай излечения Sulphur. В двадцать четвертом томе "Хомиопатик уорлд" д-р Джон Г. Кларк сообщил об излечении с помощью Sulphur больного со стригущим лишаем, весьма трудноизлечимым заболеванием. Мы читаем:

Джон М., 18 лет, учитель,

— 287 —

20 августа обратился в амбулаторный отдел больницы. Расспросив его, я установил, что в дополнение к видимому поражению кожи у него были следующие симптомы. Слабость в эпигастрии до полудня. Горячая голова и руки. Ухудшение раздражения от тепла подушки, вызывающее бессонницу. Ночью он предпочитает легкие покрывала.
Основываясь на этих симптомах, я назначил ему Sulphur 30, одну каплю в воде три раза в день. Через неделю (7 сентября) он опять пришел на прием, и ему было настолько лучше, что его едва можно было узнать. Поскольку оставалось еще несколько участков кольцеообразных поражений кожи, я предписал ему продолжить прием лекарства. Еще через неделю (14 сентября) он пришел снова, и у него уже нельзя было найти никаких следов кожного высыпания. Я дал ему порошки, не пропитанные лекарством, и сказал ему, что он может возвращаться на работу, не боясь никого заразить. Пока я его лечил, я не применял для него никаких наружных средств.

Этот пример чрезвычайно интересен. Больной был излечен не по внешнему виду кожного заболевания или его названию, но исключительно в соответствии с широким набором конституциональных симптомов, все из которых указывали на Sulphur. Каждый, кто знаком с гомеопатической Материей медикой, поймет, что описанный больной по всей видимости нуждался в Sulphur, и любой компетентный гомеопат назначил бы больному Sulphur. Несколько доз Sulphur по дециллионной доле грана быстро вылечили больного. Этого больного Sulphur вылечил от стригущего лишая в соответствии с широким набором конституциональных симптомов, а в предыдущем случае Sulphur вылечил экзему потому что у обоих больных полная совокупность симптомов безошибочно указывала на Sulphur. Как только окажется, что основные конституциональные симптомы указывают на Sulphur, это лекарство вылечит недуги больного, будь то одна из многочисленных кожных болезней, или одно из заболеваний печени, почек, мозга и т. д. Конечно же, такой метод лечения болезней бесконечно далек от конвенционального.

Sulphur — замечательное лекарство, которое часто используется гомеопатами и почти совсем не используется врачами конвенциональной медицины помимо мазей, которые наносят

— 288 —

много вреда их пациентам. У больного д-ра Кларка Sulphur вылечил стригущий лишай, так как д-р Кларк старался вылечить не стригущий лишай, который был для него делом второстепенным, а исправить изъяны конституции больного, указывавшие на Sulphur, а эти изъяны и были, вероятно, ответственны за появление кожного заболевания. Ни один опытный гомеопат, прочитав описание примера д-ра Кларка, не скажет, что стригущий лишай нужно лечить Sulphur. Любое из многочисленных лекарств гомеопатии может оказаться подходящим при стригущем лишае, если общие симптомы будут указывать на это лекарство.

Д-р Т. Скиннер позаимствовал у кого-то собаку, имевшей стригущий лишай, но он вылечил животное не Sulphur, а химическим элементом Tellurium. В восемнадцатом томе "Хомиопатик уорлд" мы читаем:

Поскольку у меня возникли проблемы с покупкой надежной охотничьей собаки для охоты на куропаток и фазанов в этом году, мне пришлось довольствоваться собакой, взятой взаймы. Есть старая поговорка, что тем, кто ходит занимать, потом придется горевать. Так у меня и получилось. Оказалось, что собака, которую мне одолжили, хотя и была очень хорошей охотничьей собакой, была больна. На левом ухе у нее был круглый участок размером в монету в одну пенни, который был совершенно лишен шерсти и из которого выделялось немного прозрачной жидкости, что придавало ему ободранный и воспаленный вид. Мухи, казалось, находили этот участок кожи привлекательным, и если бы не они, собаку, по-видимому, он совсем не беспокоил бы. Он ужасно портил внешний вид собаки, был у нее уже больше трех месяцев и совсем не проходил, а скорее делался все хуже.
Я решился испробовать Tellurium. Субботним вечером 15-го числа прошедшего сентября, после тяжелого рабочего дня, когда ему не нужно было ничего делать до утра понедельника, Бен получил маленький порошок Tellurium 1000-й потенции в сухом виде на язык. Без малейшего прямого или косвенного вмешательства в виде местных и прочих средств, это чрезвычайно упорное и специфичное кожное воспаление, которое тянулось почти четыре месяца, совершенно подсохло и излечилось в течение недели после приема одной дозы этого лекарства.

Последователь Ганемана при лечении кожных болезней опирается не только на

— 289 —

конституциональные симптомы. Он также наблюдает местные проявления, которые часто ясно указывают на лекарство. Любое кожное заболевание, как бы оно ни называлось, скорее всего, требует для лечения Graphites, материал, используемый для простых карандашей, если присутствуют напоминающие мед выделения из кожи и если конституциональные симптомы подтверждают выбор этого лекарства. Я хотел бы привести пример излечения собаки, у которой была экзема. Не вникая в симптомы, ее лечили Sulphur, но безрезультатно. Бесконечно малая доза Graphites вылечила на первый взгляд неизлечимую собаку за несколько дней, потому что все признаки явно указывали на Graphites. В 43-м томе "Хомиопатик рекордер" д-р Р. Г. Шнейдер сообщал:

Собака породы шпиц, возраст 3 года. Экзема. В течение месяца два раза по разным поводам ее приводили в больницу, где лечили серными примочками. Хозяйка сказала мне, что если экзема вновь появится после лечения, как произошло уже два предыдущих раза, то она хотела бы усыпить собаку. Я сказал ей, что буду лечить собаку только внутренними лекарствами, и что если при этом экзема уйдет, то она, скорее всего, не вернется.
Экзема с выделениями была у собаки на спине. Выделявшаяся жидкость вызывала склеивание и скатывание шерсти и кожа была поражена, а местами кровоточила от трения. Graphites, 1000-я потенция в сухом виде на язык. Зуд прекратился в течение нескольких дней, и еще через несколько дней кожа улучшилась. Через две недели все прошло, и до меня не доходило сообщений о возобновлении проблемы.

Я процитировал два примера стригущего лишая, которые были вылечены в одном случае с помощью Sulphur, а в другом — с помощью Tellurium. Пример с Tellurium вел д-р Скиннер. В сорок девятом томе "Мансли хомиопатик ривью" есть сообщение д-ра Скиннера под заголовком "Примеры излечения стригущего лишая с помощью одного лишь конституционального лечения":

В пансионате для девушек в одном из наиболее здоровых округов Ливерпуля, к большому беспокойству директора, объявилось нечто вроде эпидемии стригущего лишая. Позвали местного врача (аллопата с большим опытом), который дал обычные общие и частные указания по поводу

— 290 —

питания, чистоплотности, свежего воздуха и о том, что есть большая необходимость изоляции больных для предотвращения распространения болезни. Несмотря на все его указания по поводу диеты, распорядка дня и лечения, заболевание не только не удалось остановить, но оно продолжало распространяться. Кроме того, девушки решительно возражали против изоляции, и, что совершенно естественно, начали говорить об этом друг с другом, и есть даже подозрение, что некоторые из них написали о происходящем своим друзьям домой.
Директор школы совсем не знала меня, но, по предложению одной дамы, которая была в дружеских отношениях и со мной и с ней, она согласилась попробовать, что гомеопатия могла бы сделать с этой болезнью. Первой больной, которую отправили ко мне, была мисс М., 16 лет, чрезвычайно красивая светлокожая девушка. В семейной истории был зоб. О ней говорили, что она глупа и склонна к слезам, которые у нее вызвать было очень легко. Мне показали, что на задней части правого бедра у нее был большой участок, покрытый обычным стригущим лишаем, herpes circinatus. Она сказала мне, что этот участок все время сильно чешется, более всего ближе к утру, пока она еще находится в кровати. При расспросе она сообщила мне, что у нее всегда было ощущение, что на ноги и ступни надеты холодные влажные чулки, и что она очень склонна к местным обморожениям. У нее как раз должны были начаться месячные. Как только они окончательно пройдут, она должна была начать принимать сухие дозы Calcarea carbonica 200 порошками на язык утром при вставании, через день.
28 октября 1876 года, спустя четырнадцать дней после визита ко мне и неделю от начала лечения, она сообщила, что ей гораздо лучше во всех отношениях, хотя участок лишая все еще оставался у нее на ноге, но он побледнел и гораздо меньше чесался. По-хорошему, я не должен был больше давать ей лекарства, но поскольку они жили очень далеко, я велел ей повторять Calcarea 200 каждое третье утро.
17 ноября 1876 года — устойчивое улучшение, пораженный участок практически исчез, зуда нет, ощущение мокрого холодного чулка все еще не прошло. Продолжать Calcarea 200 раз в неделю до появления следующих месячных, к наступлению которых пораженный участок полностью исчез.
Как только хозяйка пансиона увидела, что мисс М. поправляется, ко мне стали присылать девушек группами по две-три за раз. Поскольку и мне, и моим читателям было бы утомительно, если бы я стал приводить детали истории восьми или девяти больных, все из которых были очень похожи друг на друга, я удовлетворюсь здесь их кратким описанием. Кроме уже отмеченной выше мисс М., было еще семь больных, состояние многих из которых

— 291 —

в отношении кожной проблемы было гораздо хуже. У двух из них болезнь проявилась на голове и была особенно сильной на границе волосистой ее части, что выглядело как porrigo scutulata, или герпес волосистой части головы. Как мне кажется, с точки зрения патологии, herpes circinatus и porrigo scutulata — это одно и то же по причине и по существу, и их одинаково легко излечить безо всякого применения местных средств. Одна девушка была очень светлокожей, полной и рыхлой, ей было 15 лет, и у нее было несколько больших пораженных участков на левой груди и руке, а также на шее и на бедре. Не припомню, чтобы у такого небольшого количества пациентов мне приходилось когда-либо видеть эту болезнь, столько обширно представленную на всем теле. С двумя исключениями, все больные были вылечены Sulphur и Calcarea в течение одного месяца с начала лечения, при этом больных не изолировали, девушкам было только запрещено спать по двое в одной постели, вне зависимости от того, был ли кто-то из них болен или нет; у них не было изменений в питании и не применялось никаких наружных средств — ни простейших, ни ужаснейших. На сегодня прошел год и четыре месяца с тех пор, как меня попросили назначить лекарство мисс М., и в течение шести недель заболевание было полностью остановлено и изгнано из школы. Хотелось бы знать, что врачи-материалисты, сторонники местного лечения и уничтожения паразитов, сказали бы на это? Из всех глупостей, которые когда-либо появлялись в медицине, немногие могут сравниться с паразитической теорией происхождения заболеваний. Также возможно, что врачи, назначающие лекарства по стандартным схемам или по патологии, могут вообразить, что поскольку Sulphur и Calcarea 200 и MM излечили этих восьмерых больных со стригущим лишаем, то эти лекарства специфические при этом заболевании. Но это совершенно неверно.

Один из ключевых симптомов Calcarea сarbonica — "ощущение, будто на ногах и ступнях одеты влажные чулки". У мисс М. это ощущение присутствовало в выраженной форме и, к тому же, ее физические данные, наследственность и склад ума также указывали на это лекарство. Ввиду этих показаний она получила Calcarea сarbonica, и лекарство быстро вылечило у этой больной стригущий лишай так же, как Tellurium и Sulphur вылечили стригущий лишай у двух других больных. Если бы мисс М. дали Tellurium или Sulphur, это, скорее всего, не оказало бы никакого влияния на ее кожное заболевание. Врач-гомеопат лечит каждого больного

— 292 —

отдельно, тщательно изучая его индивидуальные особенности, тогда как аллопат лечит одинаково практически всех больных, у которых номинально одно и то же заболевание.

Д-р Ж. Шаретт в своей книге "Что такое гомеопатия?" написал:

Потратив на изучение гомеопатии четыре месяца, я решился в первый раз попробовать гомеопатическое лечение на аптекаре г-не Б. Аптекари крайне скептичны, когда дело касается лечения бесконечно малыми дозами. Пациент в течение восьми месяцев страдал от экземы на руках, ладонях, туловище и в особенности на мошонке, сопровождавшейся невыносимым зудом днем и ночью. Пациент безрезультатно обращался ко всем специалистам в округе. Он был на строгой диете и перепробовал множество лекарств внутрь и наружно. Поскольку ему ничего не помогало, ему делали ежедневные уколы морфия. Когда я осматривал его, он едва мог спать, жил на диете, состоявшей исключительно из молока, сильно ослаб и был в плачевном состоянии.
Когда я сказал ему, что должен попробовать лечить его гомеопатией, он громко рассмеялся, а затем сказал: "Давайте. По крайней мере, вы меня не отравите". Я открыл свою Материю медику и ужаснулся, увидев, что под заголовком "экзема" было 53 лекарства. В смятении я дал ему совершенно без всякого результата Clematis, Cantharis, Rhus vernix, Sulphur и Mercurius, и на каждую мою неудачу он отвечал насмешками. Я почти сделал вывод, что гомеопатия — это чепуха, но у меня хватило здравого смысла написать известному гомеопату д-ру Фавру и попросить у него совета. Он ответил: "Лекарство, показанное больному, это Croton tiglium, и я прилагаю к письму несколько доз 12-й потенции этого лекарства".
Мой пациент принял лекарство, саркастически заметив, что в моих сахарных шариках нет никакой опасности, поскольку они не оказывают влияния даже на его кишечник. Ввиду моих предыдущих неудач, я боялся заходить к нему. Через неделю после того как я передал ему новое лекарство, в мой кабинет ворвалась его жена и радостно сообщила мне, что ее муж выздоровел. Это показалось мне невероятным. Я прочитал про Croton tiglium в своей Материи медике и там

— 293 —

обнаружил, что Croton особенно показан тем больным с экземой, у которых сильно поражена мошонка. Кротоновое масло — это очень сильный раздражитель и слабительное средство, и обычная доза, которую для этого используют, это одна капля. Нанесение кротонового масла на кожу вызывает ужасное раздражение. Будучи дано в количестве квадриллионной доли грана, оно излечило моего пациента от раздражения, подобного тому, какое вызывает кротоновое масло.
Два месяца назад я путешествовал со своим другом на поезде. Господин в нашем купе из нашего разговора понял, что я доктор, и заговорил со мной, а при первой же возможности прошептал мне на ухо, что страдает от очень неприятного кожного заболевания, которое вызывает ужасный зуд мошонки. Его не мог вылечить ни один специалист. Как только поезд остановился, я выписал назначение, содержавшее лишь слова "Croton tiglium, 6-я потенция" и указание, какое количество нужно принимать. Через три недели я получил радостное письмо, сообщавшее мне о полном выздоровлении благодаря этому лекарству.

Хронические воспаления, фурункулы и язвы господствующая школа медицины и хирургии лечит механически и местными средствами. Обычным врачам и хирургам не приходит в голову, что излечению язвы или нарыва может препятствовать конституциональный фактор, с которым и нужно иметь дело. Они старательно выжигают, очищают, иссекают, дезинфицируют пораженное место и, быть может, пробуют еще искусственные солнечные лучи, облучение, гландулярное лечение и так далее, руководствуясь своими догадками. Врач-гомеопат может справляться с такими недомоганиями с помощью бесконечно малых доз, потому что он обладает полным знанием диапазона их действия и их возможностей. Он может найти результаты всех прувингов и выводы, сделанные из них, в своих замечательных справочниках по гомеопатии, которые я опишу позже. Я хотел бы привести пример излечения на первый взгляд неизлечимой язвы у кошки. Излечение было совершено бесконечно малой дозой Silica, или потенцированного песка. В сорок третьем томе "Хомиопатик рекордер" д-р Грин сообщал:

У одного из моих друзей была красивая ангорская кошка черной окраски, у которой на шее было кожное заболевание, приведшее к

— 294 —

ужасной язве, которая уходила вглубь до самой кости, а ветеринар, по всей видимости, не мог сделать ничего, кроме попытки залечить эту язву снаружи, но не мог добиться улучшений внутри; язва залечивалась, а потом открывалась снова. Мой друг спросил меня, не может ли гомеопатия сделать что-нибудь для его кисы. Я дал кошке дозу Silica, которая широко раскрыло рану снаружи и начало лечить ее изнутри, вызвав здоровую грануляцию, и язва зажила через две недели, после чего мой друг подарил мне маленькую булавку с минералом кошачий глаз посередине и стишок, якобы написанный кошкой в благодарность доктору.

Злоупотребление хирургией в женских и детских болезнях и при родах Злоупотребление хирургией в женских и детских болезнях и при родах   оглавление книги Эллиса Баркера Оглавление
Катаракта и другие глазные болезни, глухота и другие болезни ушей Катаракта и другие глазные болезни, глухота и другие болезни ушей