Дж. Эллис Баркер

Как совершаются чудеса исцеления. Новый путь к здоровью

Лондон, 1948

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)

— 160 —

ГЛАВА XI
Ревматизм и болезни сердца, подагра, ишиас и др.

В последние несколько десятилетий здоровье населения весьма улучшилось за счет улучшения канализации, лучшего качества воды, более высоких зарплат, лучшей пищи, лучшего ухода за младенцами, доступности искусственных зубов для пожилых и т. д. Однако в то время как туберкулез и другие болезни, связанные с бедностью, плохим качеством жилья и проч. пошли на убыль, ежегодное количество жертв от других болезней пугающе возросло. За последние двадцать лет смертность от сердечных заболеваний удвоилась, количество смертей от болезней артерий утроилось, а количество смертей от артериосклероза, или отвердения артерий, выросло более чем в четыре раза. Очень распространен ревматизм, который является наиболее серьезным фактором инвалидизации среди рабочих. После острого ревматизма, ревматической атаки, часто следует сердечная болезнь, и нам говорят, что микроорганизм, ответственный за ревматизм, способен поражать сердце. Это объяснение нельзя считать удовлетворительным. Легко валить всю вину на микроба и считать его самым главным преступником. Тридцать лет назад сэр Лодер Брентон предупреждал в своей работе "Терапия болезней кровообращения":

Можно точно сказать, что заболеваемость сердечными болезнями сильно возросла. Однако весьма вероятно, что ответственность за этот рост сердечных проблем лежит на нынешнем лечении ревматических заболеваний, которое отличается от того, что было 50 лет назад. Ранее ревматические атаки лечились щелочами. Течение заболевания было медленным,

— 161 —

и вынужденный покой в постели по необходимости оказывался долгим. Теперь, при лечении большими дозами соединений салицина, боли в суставах быстро проходят, и пациент часто может встать с постели уже через несколько дней, а не недель и месяцев. Наибольшая трудность, с которой часто приходится встречаться, это невозможность удержать пациента в постели достаточно долго, поскольку современное лечение снижает боль несравненно быстрее старого метода, так что гораздо труднее обеспечить пациенту продолжительныый покой.

Во времена Ганемана пациентов безжалостно мучили обильными кровопусканиями, пиявками и прижиганиями горячими утюгами, а также огромными количествами самых тошнотворных и сильнодействующих лекарств. Эти методы, против которых так энергично протестовал Ганеман, исчезли во многом благодаря его деятельности. Современные доктора ведут другую линию. Они пытаются доставить пациентам облегчение, не считаясь с тем, что за этим последует. Боли немедленно успокаивают сильными лекарствами такими, как аспирин, морфий, опиум. Тем, кто страдает от бессонницы, обеспечивают сон с помощью бромида, веронала и т. д., а ревматические боли быстро облегчают с помощью салицилатов. Болезнетворная материя в распухших болезненных суставах исчезает и, по всей видимости, загоняется в сердце. Д-р Перси Уайлд из Бата утверждал в 38-м томе "Хомиопатик уорлд":

Гораздо больше вреда, чем антипирин и сульфонал, приносит проводимое изо дня в день лечение острого ревматизма салицилатом. Разве это не идеальное антипатическое лекарство, ведь оно же устраняет боль и сбивает температуру? Но в результате этого лечения 70% пациентов страдает впоследствии от сердечных заболеваний и, кроме того, типичный результат — это рецидив или возобновление болезни, и всегда присутствует длительной период восстановления после нее. Нынешнее поколение докторов и в самом деле думает, что таков естественный ход событий в ревматической лихорадке.
В течение последних двадцати лет я нахожусь в таком положении, что мне приходится иметь дело с разрушениями, нанесенными человечеству лечением салицилатами, и параллельно с этим я наблюдал, как протекает ревматическая лихорадка и каким бывает состояние пациентов

— 162 —

после приступа тогда, когда ни салицилаты, ни какое-либо близкое к ним вещество не были использованы при лечении, а наоборот, было предпринято все возможное, чтобы помочь организму в тех пусть и слабых попытках, которые он обычно предпринимает, чтобы избавиться от яда, которым насыщены ткани пациента. Жару противопоставляют искусственно вызванный жар, а холод используется для того чтобы вызвать реакцию. Благодаря обширному клиническому опыту, накопленному в исключительно благоприятных для изучения природы ревматизма условиях, я научился рассматривать сердечные болезни, которые возникают после приступа ревматизма, как редкость. Я ничуть не сомневаюсь, что наступит время, когда каждый лекарь в этой стране будет с горечью и сожалением оглядываться на использование салицилатов при ревматизме и считать эту практику одной из ошибочных учений невежественного прошлого.

Д-р Ю. Б. Нэш писал на стр. 365 своей работы "Ведущие гомеопатические лекарства":

Нужно признаться, что ревматизм — это заболевание, которое очень трудно вылечить методами старой школы. Ими редко удается полностью излечить больного с воспалительной формой заболевания. Большинство больных при таких методах лечения переходят из острого состояния в хроническое, которое длится у них всю жизнь. Пациенты часто либо страдают от сильных деформаций, либо получают взамен неизлечимое состояние клапанов сердца.
При гомеопатическом лечении такого не происходит. Наоборот, пациенты, получившие гомеопатическое лечение, обычно излечиваются, и у них очень редко возникают проблемы с сердцем, даже если заболевание и начиналось с этого состояния, как иногда случается. Чаще, конечно, оно начинается в спине, конечностях или в суставах вообще, а затем, если это лечат аллопатически путем местных компрессов, заболевание оказывается загнанным в сердце, до которого местными компрессами уже не добраться. Поэтому заболевание там и остается, пока не происходит экссудация и на клапанах сердца не образуются затвердевшие отложения. Любой врач-гомеопат, по чьей вине его пациент столкнется с такими результатами лечения, должен быть лишен своего диплома и своих пациентов.

Современная конвенциональная медицина имеет "специфики" для болезней. Д-ра Гулд и Пайл писали в своей "Карманной энциклопедии", изд. 1926 г., под заголовком "Ревматизм": "Салициловую кислоту или ее производные можно давать полными

— 163 —

дозами при ревматизме суставов. Мышечный ревматизм также требует использования салицилатов". Очень вероятно, что частое возникновение сердечных заболеваний после ревматизма нужно приписать не микробу, а лекарству, которое временно облегчает боль, нанося в то же время больному непреходящий вред. Взгляды сэра Лодера Брентона и д-ров Уайлда и Нэша разделяют множество видных докторов, которых я мог бы здесь процитировать.

Последователи нового искусства лечения не имеют спецификов для ревматизма. Хороший гомеопат откажется обеспечить своему пациенту мгновенное облегчение, нанося при этом ущерб его сердцу. Как я показал в предыдущих главах, гомеопаты, выбирая необходимое лекарство, руководствуются полной совокупностью симптомов и не обращают внимания на название заболевания. В работе д-ра Т. Рюкерта "Клинический опыт" описываются все излечения больных, которые были достигнуты гомеопатами с помощью единственного лекарства и сообщены в их журналах. Он описывает 121 пример ревматизма, вылеченного 35 разными лекарствами, причем Rhus tox. применялся 18 раз, Bryonia — 16, Pulsatilla — 12, Arsenicum — 9, Colocynthis — 8, Aconitum — 7, Sulphur — 6 и т. д., и т. п. Просматривая эту большую коллекцию излечений, ни один врач-гомеопат не сможет найти специфического лекарства для ревматизма. В соответствии со своим учением, врач-гомеопат не будет делать назначение, как только будет поставлен диагноз и выяснено название заболевания. Он назначает лекарства не по имени болезни, а по состоянию каждого отдельного пациента. Он тщательно выспросит все обстоятельства и расстройства больного, а затем вместо того чтобы прописать "салицилаты в полной дозе", что означает максимальную дозу, он пропишет показанное лекарство в насколько возможно малой, минимальной дозе, и оно вызовет быстрое и устойчивое выздоровление больного, за которым едва ли последует осложнение на сердце. Я процитирую пример, описанный д-ром Джорджем Роялом в "Гомеопатическом лечении болезней мозга и нервов":

— 164 —

Г-н Дж. Г. возрастом 49 лет, фермер, женат, смуглый, крепкого телосложения мускулистый мужчина с хорошей семейной и личной историей, сообщил вот что: "В течение трех лет у меня были сильные боли и тугоподвижность в суставах и вокруг них и в спине, особенно в спине, так что я чуть ли не падаю, когда пытаюсь встать после того как посижу какое-то время". Расспросы помогли выяснить, что три года назад он укладывал в копны овес, и так как надвигалась гроза, он спешил, в результате чего очень разогрелся и вспотел. Гроза началась до того как он успел добраться до укрытия, и он промок до нитки. По возвращении домой он принял горячую ванну и надел сухую одежду. На следующий день у него была некоторая тугоподвижность и боли, но он работал. Примерно две недели спустя, когда опять приближалась гроза, у него возникли сильные боли в спине, плечах и руках. С тех пор они становились все сильнее и сильнее. От этого состояния, которое доктор назвал люмбаго, он испробовал "пластыри" на спину, но они ему совсем не помогали, как не помогало и ничто другое. Он ездил в Хот Спрингс в штате Арканзас, и его там "проварили" и "натирали жиром". Он очень уверенно утверждал, что ему было хуже во влажную погоду и после сидения или лежания в течение хоть сколько-нибудь продолжительного времени. Временами, когда "случались мокрые ночи", у него так болела спина, что он не мог перевернуться без помощи жены.
Симптомы были настолько ярко выражены, что ему была дана одна доза Rhus tox. 1000 и один пузырек с дисками, насыщенными спиртом. Это было в августе. Улучшение началось через несколько дней и затем не прекращалось до самого излечения. В середине октября, после нашего обычного сезона дождей, он сообщил: "Я совсем не чувствовал боли". Два года спустя, когда он добирался в город, его опять насквозь промочил дождь, и где-то через шесть недель после этого он пришел в кабинет со словами: "Моя старинная болячка опять разыгралась так же сильно, как раньше". Ему назначили то же лечение, но, к нашему удивлению, он вернулся через три недели, заявив: "Вы дали мне не то же самое лекарство. Это лекарство мне не помогло". Ему дали еще одну дозу и попросили сообщить о результате через 10 дней. Его сообщение было таким же, как и первое. Тогда ему дали Rhus в 30-й потенции, пять капель три раза в день. Он начал чувствовать себя лучше в течение нескольких дней, и с тех пор его симптомы не возобновлялись.

Ревматизм, вызванный влагой, симптомы которого ухудшаются во влажную погоду, что является сильным показанием для лекарства Rhus, преследовал пациента не менее трех лет. Несколько

— 165 —

бесконечно малых доз вылечили больного. Я хотел бы теперь процитировать еще более примечательный пример излечения ужасного случая ревматоидного артрита, который длился не менее 12 лет. Больной был вылечен анонимным, но очень грамотным неврачом, и пример этот описан в 53-м томе "Хомиопатик уорлд" на стр. 222:

Эдвард Свейн, 51 год, сельскохозяйственный работник. 12 лет назад его лягнула в левое колено корова. С тех пор он на костылях (доктор говорит, что это артрит). Колено сморщенное; нога, ступня, пальцы на ноге практически неподвижны. Колено опухшее, окраска его изменена, присутствует сильная боль; также сильные боли, покалывания в пальцах рук, ног и в шее; боли отдаются в макушке головы и в глазах (особенно при наклонах). Если ступня касалась ножки стола или любого другого предмета, возникали мучительные боли.
Лицо очень бледно, выглядит больным и страдающим. Два раза был в больницах в Дублине, каждый раз по шесть месяцев, возвращался в еще худшем состоянии — все доктора говорили ему, что болезнью поражена кость, и ничего нельзя сделать. Местный доктор "отказался" от колена. В середине ноября 1917 года больному дали шесть пилюль Hypericum 1Х принимать ежедневно, колено натирали каждый вечер жидкой мазью Rhus. По прошествии трех недель все боли во всех частях тела прошли, он смог чуть-чуть двигать пальцами ног, ступней и ногой, бледность ушла, выглядел хорошо. Мог коснуться ступней земли (она была примерно на два дюйма поднята над землей) и даже немного ходил без костылей! Ногам постоянно было довольно тепло. Смог слегка сгибать колено.
В феврале 1918 года — шесть пилюль только по воскресеньям, жидкую мазь использовали по вторникам и пятницам, колено растирали и тренировали, насколько было возможно, каждый вечер. Осмотр колена в середине марта: опухлость и изменение окраски кожных покровов прошли (изменение окраски спустилось вниз по ноге до ступни, постепенно исчезая, сейчас оно где-то ниже лодыжки), коленная чашечка весьма подвижна, можно видеть, что немного движутся мышцы; под коленной чашечкой маленькая морщинка. Ступня касается земли; может стукнуть ею обо что-либо, не испытывая боли; может два-три мгновения постоять полностью на больной ноге. Костылей больше нет, опирается на трость в правой руке, может ходить на дальние прогулки, подниматься по ступеням и т. д., в доме не пользуется тростью. Расширяется грудь; голову держит прямо; выглядит и ощущает себя вполне здоровым.

Это чудесное излечение было достигнуто не малыми дозами

— 166 —

Rhus tox., который, конечно, не является специфическим лекарством при ревматизме, а Hypericum, который давали в дозах по десятой доле грана. Это лекарство оказывает чудесное исцеляющее влияние на больные или травмированные нервы. Неврач-аноним, по-видимому, тщательно изучил гомеопатическую Материю медику и вылечил больного, которого даже известный конвенциональный врач наверняка объявил бы неизлечимым. Гомеопатия специализируется на излечении казалось бы неизлечимых больных.

У гомеопатов много лекарств, способных излечивать болезни, вызванные травмами нервов. Гомеопат не заучивает как попугай, что при травме нервов надо давать Hypericum. Hypericum вылечит только те повреждения нервов, которые принадлежат типу Hypericum, то есть те, которые имеют те же самые связанные с нервами симптомы, которые были вызваны у здоровых испытателей, принимавших это лекарство. При травмах нервов и болезнях, у которых отсутствуют характеристики Hypericum, это лекарство окажется бесполезным, и для них нужно выбирать другое лекарство. Д-р К. Штауфер, видный немецкий гомеопат, в своей работе "Клиническая гомеопатическая Материя медика", изд. 1926 г., описал следующий пример:

Дама в возрасте около 45 лет, нервного темперамента, травмировала локоть левой руки, сильно ударив его пять недель назад. Сразу после удара она ощутила мучительную боль, исходящую из локтя и распространявшуюся вниз по руке до кончиков пальцев, которая вскоре прошла. Однако неделю спустя она внезапно почувствовала невыносимую боль по всей левой руке, которая распространялась в сторону позвоночника с одной стороны и в сторону грудной кости с другой. Боль была рвущая, режущая, и она не могла пошевелить рукой, должна была сгибаться пополам от боли, которая продолжалась до 23 часов. В тепле постели боль исчезала, но она опять появлялась каждый вечер примерно в одно и то же время. Днем боли не было при условии, что руку держали неподвижно. Боль облегчалась от давления, но сильно ухудшалась даже от самого легчайшего прикосновения. Движение приводило к ухудшению, а тепло приносило облегчение. Пациентка была раздражительна и беспокойна.
Осмотр показал значительную опухлость

— 167 —

всей руки, которая была горячей на ощупь, хотя кисть руки была холодная. Прикосновение к нерву в любом участке руки заставляло пациентку сжиматься и вскрикивать. На пальцах у нее были подагрические узлы, и было похоже, что пациентка имела склонность к подагре и ревматизму. Было очевидно, что она страдала от невралгии крупного нерва левой руки из-за склонности к подагре и что приступ был вызван ушибом. Ей дали миллионную долю грана Colocynthis, которая сначала вызвала ярко выраженное ухудшение. На второй день ей дали триллионную долю грана Colocynthis. Через два дня опухлость рука значительно спала, боль уменьшилась, она смогла двигать рукой, и последовавшее за этим постоянное улучшение привело к полному излечению неделю спустя. Если обратиться к симптоматологии Colocynthis, то станет ясно, что это лекарство было подобнейшим.

Я хотел бы ниже процитировать абзац из работы д-ра Дж. Рояла "Гомеопатическое лечение болезней мозга и нервов", потому что автор вкратце пересказывает в нем ведущие симптомы этого лекарства, основываясь на прувинге:

Вместе с тремя студентами я испытал Colocynthis на себе. Я начал с 1-й потенции, а потом принял три капли настойки. У меня, а также у студентов, лекарство вызвало следующие ощущения: модальности, особенно улучшение от тепла, были очень выражены у меня и у двух других студентов, однако тепло никак не влияло на боли у третьего студента. Ощущения были такие: тупая, колющая боль в левом бедре (это было у всех четверых из нас); боли появляются внезапно и простреливают вниз по задней части бедра до колена, иногда и ниже колена до стопы. Обычно они начинались утром и часто уменьшались, а иногда и совсем исчезали ночью, после того как человек согревался в постели. Иногда возникали пронзающие и тянущие, реже жгучие боли. Было отмечено много спазмов икры левой, а иногда и правой ноги. Один из студентов сообщил об ощущении, будто острый нож вынимали из бедра, прорезая при этом кость, и это ощущение распространялось до колена. Наибольшее облегчение приносило тепло. Наиболее заметное ухудшение происходило от движения и прикосновения.

— 168 —

Д-р Ж. Шаретт писал в своей книге "Что же такое гомеопатия?":

Когда я был на войне, д-р Л., который не знал, что я гомеопат, попросил меня осмотреть с ним гражданского пациента, который уже три недели страдал от правостороннего и очень болезненного ишиаса, не поддававшегося никакому лечению. Мой коллега усердно искал причину недомогания, но безуспешно. Он не мог обнаружить ни септического очага, ни воспаления, ни отклонений в моче. Он испробовал все обычные лекарства, нарывные пластыри и другие наружные методы, исследовал простату и пр.
Мой коллега был очень удивлен, когда вместо того чтобы обследовать пациента, я просто задал ему ряд вопросов, которые помогли установить, что он страдает от жгучих болей, которые облегчались от горячих компрессов, и что его страдания были сильнее всего в час ночи. Когда, в соответствии с установившимся обычаем, мой коллега отозвал меня в отдельную комнату, чтобы обсудить состояние больного, я сказал ему, что я не могу одобрить того лечения, которое он применял, и что гомеопатия, по всей вероятности, вылечит больного. Он был удивлен и сказал: "Лечите его, пожалуйста, любыми своими способами, только не отравите".
Симптомы явно указывали на мышьяк, который в больших дозах вызывает жгучие боли, ухудшающиеся в полночь и облегчающиеся теплом. Я дал ему мышьяк дозами в миллионную часть грана, по одной дозе каждые три часа. В первую ночь боли были такими сильными, что пациент часто вскрикивал. На третий день он выздоровел.
Через шесть месяцев у того же самого человека вновь случился аналогичный приступ ишиаса. Мой коллега, которому я сказал, какое я использовал ранее лекарство, попробовал лечить этого пациента такими же дозами мышьяка, но безуспешно. Он написал мне об этом, упомянув, что теперь симптомы изменились. Боль все еще была жгучей, но она больше не облегчалась от тепла. Сильнее всего она становилась в 10 часов утра, а не в районе полуночи, и нога, пораженная ишиасом, дрожала. Дрожание с ухудшением в 10 часов указывало на Gelsemium. Я послал моему коллеге Gelsemium в дозах миллионных долей грана, и на второй день пациент

— 169 —

был излечен. Закон гомеопатии, говорящий, что подобное лечит подобное, был блестяще подтвержден.

В то время как любимое лекарство аллопатов при ревматизме — салициловая кислота в различных видах, их любимое специфическое лекарство для подагры — Colchicum, который хотя и успокаивает мучительные боли, но слишком опасен для больного. Д-р Джон Г. Кларк, описав в своем "Словаре Материи медики", как пожилой человек оказался в тяжелейшем состоянии после того как длительное время использовал Colchicum, написал, что "'колхицизм' пациента оказался значительно серьезнее, чем подагра, которую он заменил". Руководствуясь гомеопатическим законом излечения, последователь нового искусства исцеления может использовать при подагре любое из многочисленных лекарств из Материи медики, выбрав то, которое имеет симптомы, подобные симптомам, отмеченным у пациента. Д-р Дж. Комптон Бернетт в своей объемной работе "Подагра и ее излечение" описывает множество примеров излечения пациентов, в которых он использовал различные лекарства в соответствии с показаниями. Вот один из таких примеров:

Natrum muriaticum 6 trit. неплохо помог мне в некоторых случаях острой подагры. Моча становилась насыщенней и темнее, и приступ прекращался. Я до сих пор частенько использую его при подагре, если есть яркие симптомы Nat. mur., и особенно если больной принимал много хинина, или зябнет, или подагра склонна обостряться при выезде на море. Я даю 6 гран 6-го растирания каждые 2–3 часа и жду потемнения мочи за два дня и одновременного облегчения подагрического приступа. Я не верю в излечение подагры, если при этом не потемнела моча.

Хороший врач конвенциональной медицины, к которому обратятся подряд двадцать больных с ревматизмом, наверное, пропишет им всем или большинству из них салицилаты. Если те же самые больные один за другим придут к врачу-гомеопату, каждому из них будет уделено тщательное внимание, и все двадцать больных могут получить двадцать различных лекарств и, может быть, только одному назначат, а может, и вообще ни одному не назначат

— 170 —

лечения салицилатами. Сделать конвенциональное назначение настолько же просто, насколько трудно сделать назначение гомеопатическое.

Когда врач конвенциональной медицины, действующий из наилучших побуждений и в соответствии с указаниями лучших руководств, даст салицилаты пациенту с ревматизмом, пациент, возможно, будет очень благодарен ему за излечение, которое займет всего несколько дней. А через несколько недель он может опять явиться к своему доктору и сказать: "Доктор, вы так чудесно вылечили меня от ревматизма. Вылечите меня теперь от сердечного заболевания", не имея ни малейшего подозрения о причинах того, почему оно у него возникло. Доктор может тогда пробормотать: "При болезнях сердца надо давать дигиталис", и назначит это лекарство в больших или очень больших дозах. Дигиталис — очень опасное лекарство. Сэр Лодер Брентон писал про дигиталис в книге "Действие лекарств":

Вас могут позвать к больному, пульс у которого очень быстрый и слабый и у которого перестала выделяться моча, и если бы вы располагали только стандартными сведениями о дигиталисе, вы бы сказали: "Это тот случай, когда нужно использовать дигиталис, который является сердечным стимулятором и диуретиком". Однако те самые симптомы, которые вы наблюдали у больного, возможно, как раз и появились из-за приема слишком большой дозы этого лекарства. И это не голая фантазия, так как один из первых моих больных, на котором я имел возможность наблюдать действие дигиталиса, как раз и был одним из таких примеров, когда больной был обнаружен в состоянии коллапса с очень быстрым пульсом и отсутствием мочеиспускания. Вместо того чтобы добавить дигиталис, курс приема этого лекарства больным был немедленно прекращен, и последнему в избытке давали такие стимулянты как бренди и аммоний.

Больного вырвали из пасти смерти. Если бы не вмешательство сэра Лодера Брентона, он мог скончаться от лекарственного отравления. Врач-гомеопат д-р А. К. Коуперсвейт написал в своем руководстве по Материи медике:

Основная область применения Digitalis — лечение органических болезней сердца. Врачи старой школы используют его без разбора и большими дозами в качестве "сердечного успокоительного". Если давать его таким образом, оно часто быстро облегчает симптомы, но конечный результат лечения будет катастрофическим, так как лекарство вскоре вызовет

— 171 —

типичные для него физиологические эффекты, слабость мышц сердца, дилятацию и т. д., таким образом приближая фатальный исход. Digitalis нужно использовать только в малых дозах и только если его симптомы соответствуют симптомам данного больного.

Д-р Дж. Т. Кент на стр. 121 своей "Материи медики" писал:

Наступает момент, когда доктор вынужден прекратить давать дигиталис, и больной умирает от сердечной недостаточности. Дигиталис никогда не обвиняют в смерти больного и доктор, похоже, так никогда и не осознает, что дигиталис может убивать.

Врач-гомеопат не просто изучает все симптомы пациента и назначает показанное лекарство — Digitalis потребуется только малой части пациентов — он будет также интересоваться причиной болезни, и может обнаружить, что она развилась из-за вакцинного отравления, что потребует лечения Thuja или каким-то другим лекарством, или из-за физического перенапряжения, что потребует Arnica или Rhus tox., или из-за подавленного кожного заболевания, в случае чего потребуется вернуть последнее, используя малые дозы Sulphur или Cuprum, и т. д. Один поразительный пример заболевания сердца, последовавшего за неправильным лечением кожного заболевания, можно найти на стр. 283 настоящей книги. Здесь же я хотел бы привести очень интересный пример излечения, описанного д-ром Дж. Комптоном Бернеттом в его книге "50 причин, почему я гомеопат" (здесь автор ошибается, эта история была приведена Дж. Комптоном Бернеттом в главе "Золото при болезнях сердца и крупных кровеносных сосудов" его книги "Золото как лекарство при болезнях". — Прим. перев.)

Ревматический эндокардит при ревматической лихорадке. Как-то раз в феврале меня вызвал господин из Сити, чтобы я осмотрел его жену, даму примерно 55 или 60 лет, которая была в очень опасном состоянии из-за приступа ревматической лихорадки, начавшегося почти три недели назад. Состояние пациентки внезапно стало очень угрожающим, так как ревматизм, похоже, перешел на сердце. Я увидел ее в следующем состоянии: пациентка сидела в кровати и очень часто дышала, губы у нее были голубые, язык сухой и обложенный, беспокойное выражение лица, отечность под глазами, по всей груди влажные булькающие звуки, кашель, пульс быстрый, сжимающийся

— 172 —

и перемежающийся, действие сердца спутано, громкие эндокардиальные звуки, легкий отек ступней ног, полное отсутствие аппетита, могла только сосать одну виноградинку или потягивать чай, обильный пот, конечности распухли и болезненны, суставы почти так же неподвижны, как если бы были анкилозны, не может пошевелить кистью руки или ступней ноги из-за боли в распухших воспаленных суставах, мягкие ткани кистей рук опухли, кости кистей рук увеличены, ими практически нельзя двигать, и они болезненны.
Я назначил Aurum foliatum (чистое листовое золото) 2 trit. очень часто. Почему я назначил Aurum? Потому что это лекарство действует на сердце и дыхание (если его для эксперимента принимают испытатели), вызывая состояние, очень похожее на то, в котором была эта пациентка, и, более того, оно вызывает обильный пот, сильную слабость, отсутствие аппетита и сильное беспокойство. А еще были сильно поражены кости.
18 февраля — немного лучше; 19 февраля — лучше во всех отношениях; 20 февраля — значительное улучшение в работе сердца, дыхание спокойное, опасность миновала. 22 февраля — улучшение продолжается; 24 февраля — чувствует себя вполне хорошо. Продолжать Aurum и принимать Natrum sulphuricum 6 trit. по очереди с Aurum. Мои идеи по поводу чередования были таковы, что мне казалось неосторожным совсем прекратить прием золота, но теперь ей был показан Natrum sulphuricum. 2 марта — встала с постели, сидит у огня. Аппетит хороший. 6 марта — сердце, суставы, кости и кисти рук свободны от ревматизма, она сидит у огня, чувствуя себя вполне уютно, аппетит хороший, язык влажный, но слегка покрыт налетом, ступни ног немного опухают к вечеру.
Когда я в первый раз осмотрел пациентку, у меня был плохой прогноз, и если бы не золото, я боюсь, что этот прогноз сбылся бы. Но пациентка полностью выздоровела.
В терапии у меня имеется большая привязанность к нескольким определенным лекарствам, одним из которых является золото. Аллопаты говорят, что золото совсем не может быть лекарством, потому что это нерастворимый металл. Этому меня учили лучшие преподаватели Материи медики. Но, тем не менее, это в корне неверно.

Уже свыше ста лет применяя растертое золото, которое, благодаря энергичной тритурации, делается растворимым, или коллоидным, гомеопаты вылечили бесчисленное число больных.

Среди большого числа лекарств, используемых

— 173 —

последователями новой науки о лечении при болезнях сердца, есть лекарство Cactus grandiflorus, которое вызывает у добровольцев любопытный симптом — сильное и очень болезненное сжатие, которое они обычно описывают как ощущение, будто кто-то схватил и сжимает сердце железной рукой или будто грудь стягивается железным кольцом и т. д. Это очень важный ключевой симптом. Если он будет отмечен у пациента, то небольшой дозой Cactus можно вызвать у него немедленное облегчение болей и излечить его, даже если морфий и все другие конвенциональные болеутоляющие лекарства не смогли помочь. Вероятно, наиболее мучительная боль, известная медицине, это боль при стенокардии. Д-р Томас К. Дункан описал в своем "Руководстве по болезням сердца" следующий поразительный пример излечения благодаря Cactus:

Когда я был еще молодым доктором тридцать два года назад, меня вызвали к пациенту с тяжелой формой стенокардии. Больной был в большом пансионе, где имелось несколько девушек, одна из которых особенно интересовалась этим больным. Было впечатление, что приступы болезни наступали внезапно, и больной корчился от боли. Он сказал, что ему казалось, будто его сердце было сжато тисками, и единственное, чем врач-аллопат мог облегчить его боли, была подкожная инъекция морфия, а после этого хлороформ. Такое лечение приводило к тому, что ему приходилось потом лежать несколько дней. В промежутках между тяжелыми приступами с их тяжелым лечением он быстро слабел.
Когда-то я опрометчиво сказал, что если в гомеопатии есть хоть капля истины, то его приступы можно будет держать под контролем с помощью Cactus. Вот и появился случай доказать. Несколько дней назад больной перепрыгнул через низкий забор, чтобы достать мяч для ребенка, это спровоцировало у него приступ, и спешно послали за мной. У меня был свежеприготовленный Cactus из надежного источника, который я специально приобрел для этого пациента, так что он был у меня в руке, когда я вошел в этот дом, велев по пути к комнате больного принести полстакана воды. Я обнаружил атлетического вида мужчину, которого держали на кровати четыре человека. Его глаза были закрыты, лицо бледно с самым беспокойным, испуганным выражением; голова была заброшена назад, и он держался за свой левый бок (предсердечную область), как будто хотел ослабить хватку чудовища. Он катался из стороны в сторону, словно страдал от ужасных мучений. Я приготовил Cactus 3Х в воде и с величайшим

— 174 —

трудом умудрился раздвинуть его челюсти достаточно широко для того, чтобы влить чайную ложку раствора ему в рот. Через несколько мгновений ему явно полегчало. На следующий день он уже встал с постели и пришел ко мне в кабинет, чтобы раздобыть того "удивительного лекарства", которое так быстро прекратило его приступ. Через шесть месяцев я узнал от его невесты, что у него больше не было ни одного такого приступа.

Иногда очень тяжелые больные оправляются не из-за лекарств, которые они получили, а просто благодаря здравому смыслу врача. Д-р Дж. Г. Нэнкивел в 21-м томе "Британского гомеопатического журнала" описывает следующий забавный случай исцеления:

Примерно через двадцать лет частых выпивок у одного фермера в возрасте 74 лет случился апоплексический удар. Он выжил, но у него развилась гемиплегия (паралич) левой стороны тела. Его держали в постели и проводили ему обычное аллопатическое лечение. Через три недели его состояние оставалось почти без изменений; казалось, он слабел; он принимал очень мало пищи и мог выразить свои желания только знаками; он был очень раздражителен, и казалось, что он чего-то сильно хотел, но никак не мог объяснить чего именно. Перед ним положили прибор для письма, и он написал "Пиии". Его спросили, не пиво ли это. Он подтвердил это весьма энергичной и нелепой пантомимой, и тогда ему быстро дали умеренное количество его любимого напитка. Это не вызвало никаких отрицательных последствий; напротив, он быстро оправился от болезни и слабости, и даже смог говорить, хотя и не очень внятно. Он прожил два года, после чего с ним случился еще один апоплексический удар, который оказался смертельным.

Чудеса, совершенные при помощи поваренной соли Чудеса, совершенные при помощи поваренной соли   оглавление книги Эллиса Баркера Оглавление
Сумасшествие, эпилепсия, паралич, заболевания нервов, невралгия, мигрень Сумасшествие, эпилепсия, паралич, заболевания нервов, невралгия, мигрень