Д-р Дж. Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бернетт

Пятьдесят причин, почему я гомеопат

Причины 11—20-я

Причина одиннадцатая

Я просил бы Вас позволить мне привести в виде одиннадцатой причины, почему я гомеопат, также замечательный случай икоты. Он уже был опубликован в моей книжке "Natrum muriaticum", откуда я и выписываю его.

Жена пастора, около 50-ти лет от роду, пригласила меня 20-го февраля 1878 г., жалуясь на сильное расстройство пищеварения и другие симптомы, указывающие на Natrum muriaticum. Я спешил, и потому не вошел во все подробности. Назначил натрум мур. 6-го растирания по 6 гран в воде дважды в день, оно излечило следующие симптомы: икоту, появлявшуюся утром, в полдень и к ночи пo крайней мере в продолжение десяти лет, и причиненную хинином; икота была нешумная, но потрясала все тело, продолжалась около десяти минут и была очень мучительна.

"Почему вы знаете, что икота действительно происходит от хинина?" — спросил я. Она отвечала: "Три раза в своей жизни я принимала хинин от невралгии в правой стороне лица, и каждый раз у меня появлялась икота; в первый и второй раз она постепенно проходила, а после третьего раза она сделалась постоянной. Я просила покойного д-ра Гайнда не давать мне хинина, так как он всегда вызывает у меня икоту, но он прописал его; я принимала его и получила икоту, которая продолжалась до тех пор, пока не стала принимать ваши порошки. Теперь уже прошло более десяти лет, как я принимала хинин".

Икота была излечена совершенно. На заявление пациентки, строго правдивой женщины, можно было положиться вполне.

Она уже давно гомеопатка, и в течение последних трех лет лечилась у меня от хронической горловой боли, головокружения, сердцебиения и однажды от сильного угнетения духа. Она и прежде упоминала об икоте, но я совсем позабыл про это, а при настоящем случае она даже ничего не заявила о ней, так что излечение икоты было чисто случайное! Но это заставило меня углубиться в тысячный раз в учение Ганемана о динамизации лекарств и сильно поколебало мое недоверие к нему.

Икота есть известное следствие приемов хинина ("Энциклопедия" Аллена, т. III, с. 226, симптомы 370 и 379).

Из приведенного случая видно:

1. Действие хинина, данного в лекарственных дозах от невралгии у женщины, может длиться с лишком десять лет.
2. Natrum muriaticum в шестом paстирании служит противоядием этого действия хинина.
3. То же самое вещество в обыкновенной форме, т. е. поваренная соль, не служит ему противоядием даже при ежедневном употреблении в разных количествах и разных видах в течение десяти лет. А так как сырое вещество не производит того, что быстро производит растертое вещество, то из этого следует, что
4. Растирание настолько изменяет вещество, что оно приобретает совершенно новую силу, и следовательно
5. Учение Ганемана о динамизации лекарственных веществ — не миф, a факт в пpиpоде, доступный научному экспериментальному доказательству, а имея в виду, что сырое вещество было принимаемо ежедневно в течение многих лет во всевозможных количествах и в растворах самой разнообразной силы, выходит наконец, что
6. Ганеманов метод приготовления лекарств не есть только простое разведение, а положительно силу-развивающий или силу-производящий процесс, т. е. истинная потенцизация или динамизация.

Лучшего случая для доказательства этого положения, чем вышеприведенный, и желать нельзя, но у меня записаны другие случаи, подтверждающие его и вместе с тем представляющие некоторые новые черты.

Прежде, однако же, чем расстаться с этим случаем, не мешает сообразить, какому громадному множеству видоизменяющих влияний подвергалась эта женщина целых десять лет, включая жизнь на берегу морском и ежедневное употребление соли, а тем не менее икота упорствовала до тех пор, пока не была дана динамизированная соль.

Прежде чем прийти к этим заключениям, я всячески ухищрялся объяснить факт чем-нибудь другим, тем более что относился к нему с немалым скептицизмом, но все мои старания остались тщетными. К тому же мне требуется более скептицизма, чтоб не поверить ему, чем поверить.

Таким образом, я нахожусь в дилемме: или я должен верить в учение о динамизации лекарств, или не верить неопровержимому свидетельству фактов, что присуще умалишенным.

Не можешь ли ты, читатель, будучи более искусен и более скептик, пособить мне выпутаться из этой дилеммы? Очень желал бы, чтоб ты был в состоянии сделать это, потому что учение о динамизации лекарств как бы отнимает твердую почву из-под ног и оставляет человека стоящим на воздухе.

Это описание случая икоты может показаться слишком пространным, но он научил меня многому, и это должно служить оправданием, почему я его не сократил.

Причина двенадцатая

Так как Вы не ответили на мое последнее сообщение, то я Вас обеспокою третьим случаем икоты, который послужит двенадцатой причиной, почему я гомеопат.

29-го марта 1887 г. ко мне привели десятилетнюю девочку, страдавшую, по заявлению матери, малокровием, вялостью, желчностью, болью горла, тошнотой, слабостью, лобной головной болью, утомлением по утрам, слабой памятью, кислым дыханием, отрыжкой, икотой, белыми скудными испражнениями, болью в левом боку при всходе на гору. Я нашел эндокардиальный шум, лучше слышимый у основания, и очень заметное увеличение селезенки. Больная не выносила холода; оспа ей была привита только однажды; у нее была ветряная оспа и корь.

Вам известно, что я считаю оспопрививание болезнью, которую называю vaccinosis, и по этому поводу написал маленькую книжку, но дело, собственно, не в этом, а в гомеопатии, которая ведет к тому же предписанию, как и моя теория о вакцинозе. Thuja occidentalis 30 в нечастых приемах вылечила икоту, селезенка уменьшилась наполовину и, что довольно странно, эндокардиальный шум также исчез. Впрочем, я хочу обратить Ваше внимание на излечение икоты посредством туи. Заметьте, я Вам представил три случая икоты, из коих один был излечен посредством Cyclamen eurapaeum, второй с помощью Natrum muriaticum, а последний — с помощью Thuja occidentalis. Это разнообразие средств выказывает одновременно дух гомеопатии и обширность ее господства над болезнью. Постороннему человеку, не понимающему гомеопатии, это разнообразие средств составляет большой камень преткновения, мешающий усвоить ее многим способным добросовестным исследователям, а между тем в этом-то и заключается сила системы, хотя практика ее вследствие этого становится чрезвычайно трудной. Для нас вся природа есть наша фармакопея, т. е. для всякого гомеопата, вполне усвоившего предмет, выучившегося ходить без костылей и желающего трудиться! И хотя я Вам рассказал три случая икоты, излеченные тремя различными гомеопатическими средствами, тем не менее, если бы Вы спросили меня, какое я рекомендую испробовать средство против икоты, я мог бы только сказать: "Тo средство (быть может, и вовсе ни одно из трех вышеупомянутых), которое имеет наибольшее патогенетическое сходство с подлежащим излечению случаем икоты". Кажется, я стреляю через Вашу голову!

Причина тринадцатая

Совершенно верно, я и не утверждал, что икота смертельная болезнь, я утверждаю только, что она часто бывает очень мучительна, и что гомеопатия может излечить ее приятно и безопасно. Большего, чем безопасное и приятное излечение, я не требую ни от какой системы медицины. Но позвольте перейти к тринадцатой причине.

Хорошо известная сопранная певица пришла ко мне, страдая афонией: горло представляло, как это обыкновенно называют, фолликулярную гиперемию. Вы, может быть, слышали, что гомеопаты очень ценят арнику как средство от ушибов, вывихов и т. п., вообще при всяком повреждении. Употребив тщетно много средств, я наконец понял, что в данном случае афония происходила от перенапряжения голосовых струн. Вместе с тем у пациентки была небольшая пустула на затылке и прыщики на коже. Арника излечила этот случай, уподобляясь в своем физиологическом действии его симптомам.

Вы, может быть, скажете, что и афония не смертельная болезнь. Не мешает Вам раз и навсегда избавиться от вульгарного заблуждения, в которое впадает профессия и публика, будто бы гомеопаты претендуют излечивать неизлечимое! Заметьте, хотя бы для Вашего собственного сведения, что гомеопаты вовсе такой претензии не заявляют, они только говорят, что гомеопатия излечивает все излечимое гораздо лучше, чем всякая иная доселе известная медицинская система. Гомеопаты не утверждают, что другие системы бесполезны или что гомеопатическая система непогрешима, a только что по настоящее время гомеопатия далеко превосходит всякие другие способы лечения. Поняли?

Как бы то ни было, я полагаю, что излечение застарелого случая афонии у певицы с помощью арники составляет довольно основательную причину, чтобы быть гомеопатом; во всяком случае, оно будет моей тринадцатой причиной.

Р. S. Говоря, что гомеопатия не претендует излечивать неизлечимое, я оставляю вопрос об излечимости открытым; гомеопатия не признает случай неизлечимым, потому что он объявлен таковым известными врачами, считающими себя "патентованными". Неспособность излечивать еще не делает неизлечиваемого неизлечимым. Потрудитесь, пожалуйста, сделать себе умственную отметку по этому поводу, так как то, что вы, "патентованные", считаете неизлечимым, может и не быть признано таковым гомеопатами. Моя застарелая плевритическая болезнь была объявлена неизлечимой всем факультетом, а между тем Bryonia alba гомеопатов излечила ее!

Причина четырнадцатая

Вы не верите, что арника полезна при ушибах, и к тому же она ядовитое средство, вызывающее опасную, или, во всяком случае, сильную рожу. Ваши верования меня не касаются, я имею дело с клиническими фактами. Я излечил застарелую афонию арникой и послал Вам описание этого случая как тринадцатую причину, почему я гомеопат; верите ли Вы мне или не верите в антитравматические свойства арники — это дело Ваше. Смело утверждаю, что Ваш скептицизм уж никак не излечил бы этого случая. Далее, я не отрицаю, что арника вызывает сильную и даже опасную рожу. Мне это хорошо известно, я сам это видел, и из Ваших уст беру мою четырнадцатую причину, почему я гомеопат.

Затяжная рожа, излеченная арникой

Несколько лет тому назад выдающийся член Общества друзей* сообщил мне письмом, что он уже давно страдает рожей лица, появляющейся в разные промежутки времени. Я прописал арнику в довольно высоком разведении и в нечастых дозах, после чего рожа прошла и болеe не возвращалась. Спустя долгое время он написал мне очень признательное письмо, незаслуженно восхваляя меня за то, что у меня хватило смысла видеть, что Всемогущий установил законы в терапии для руководства его бедных больных детей.

Вы говорите, что арника вызывает рожу; я не сомневаюсь в справедливости Bашего заявления, а Вы можете поверить, что арника вылечивает рожу, что и составляет мою четырнадцатую причину, почему я гомеопат. Вам известны дурные качества арники, состоящие в том, что она производит рожу; я сообщаю Вам о ее доброй славе, а именно, что она обладает способностью излечивать рожу, а интеллектуальное звено, пополняющее эту маленькую цепь, есть закон подобия, который Господь внушил некоему Самуилу для возвещения миру.

* Квакеры.

Причина пятнадцатая

Вам нечего так сердиться на мою последнюю причину; не я заставил расти арнику, не я одарил ее свойством вызывать рожу, не я открыл терапевтический закон, о котором идет речь. Я только пользуюсь этим законом для излечения моих пациентов точно так, как употребляю полезное изобретение, называемое ложкой, чтоб есть ею суп. Для меня это просто средство к цели, фокусов тут никаких нет.

Как раз в то время, что я писал Вам мою последнюю причину, почему я гомеопат, я был позван по телеграфу для подачи помощи в очень тяжком случае воспаления миндалин. Я поспешил к страдающей девице и нашел, что были употреблены без пользы различные средства, и больная в течение двенадцати часов не могла проглотить несколько капель жидкости. Даже сок одной виноградины не мог быть проглочен, и, казалось, оперативное вмешательство сделалось совершенно необходимым. Я дал пять гран третьего сотенного растирания средства, с которым, быть может, Вы незнакомы, под названием Baryta саrbonica — углекислый барий. Часов через двенадцать, больная была в состоянии съесть большую чашку хле6a с молоком. Я и до этого часто излечивал воспаление миндалин этим средством; впрочем, это делалось тысячи раз другими; тем не менее случай этот должен послужить моей пятнадцатой причиной, и притом недурной причиной, в чем признательно может удостоверить сама девица.

Причина шестнадцатая

Вы помните случай икоты, излеченной с помощью Natrum muriaticum? Пока это удивительное средство у меня на уме, приведу случай, который будет шестнадцатой причиной, почему я гомеопат. Здесь Вы опять заметите, как обширно понятие о подобных, так как этот случай вытекает из вышеупомянутого.

Джон Г., 29 лет, матрос, пришел ко мне 21 апреля 1878 г. и рассказал, что в Калькутте в сентябре 1877 г. у него раза два-три в день были приступы лихорадки с водянистой рвотой. Пролежал он там в больнице три недели и принимал рвотные, хинин и тонические средства. Выписался излеченным, но до выхода из порта вновь захворал лихорадкой. На пути из Калькутты в Ливерпуль, продолжавшемся пять месяцев, он в первые три месяца имел от двух до пяти приступов в неделю и принимал много порошка, вероятно хинина, который ему давал капитан. Затем лихорадка у него прошла, и он находился в следующем состоянии. "Боль в правом подреберье, икры обеих ног очень болезненны при дотрагивании, тверды и неподвижны, левая нога полусогнута и он не в состоянии ее выпрямить". В этом состоянии он находился два месяца в море и две недели на берегу, и таким он теперь пришел ко мне, хромая, опираясь на палку и ощущая сильную боль при движении. Моча мутная и красная, испражнения низом правильные, кожа темного цвета, соединительные оболочки глаз желтые.

Пьет около трех бутылок пива в день. Я посоветовал ему не изменять образа жизни до тех пор пока не поправится, а затем пить меньше пива. Первой части совета он последовал, как я узнал от его брата, о второй я не имею сведений.

Случай икоты имеет прямое отношение к настоящему, так как мы, очевидно, имеем дело с перемежающейся лихорадкой, подавленной хинином. Ввиду этого я назначил Natrum muriaticum 6-го растирания по шести гран в воде через четыре часа.

Апреля 27. Боль в боку и ноге прошла совершенно в три дня, и моча тотчас же очистилась, но на четвертый день боль возвратилась в одной левой икре, которая сегодня красна, болезненна, опухла и при надавливании на кожу остаются впадины. Ходит с помощью палки.

Продолжать лекарство.

Мая 4. Почти здоров, легкая боль в левой икре во время ходьбы. Имеет совершенно здоровый вид и вошел в комнату свободно, без палки. Ему кажется, что у него была дрожь несколько ночей тому назад. Продолжает потеть по ночам с тех пор как у него появилась перемежающаяся лихорадка, приходится менять простыни каждую ночь.

Продолжать лекарство.

Мая 11. Совершенно здоров.

Убеждаю Вас подвергнуть поваренную соль основательному и всестороннему изучению. Тот факт, что она в раздробленных приемах представляет такое великолепное согревающее средство и излечила это осложнение лихорадки и хинина, конечно дает право считать ее очень хорошей причиной, чтобы быть гомеопатом, так как пользоваться ею таким образом возможно исключительно на гомеопатических основаниях.

Причина cемнадцатая

Не так много лет тому назад дочь одного из лондонских альдерменов страдала страшной невралгией лица, которая продолжалась уже очень давно, появляясь по временам, и на излечение ее не было пощажено ни хлопот, ни издержек. Их постоянным врачом был гомеопат, но ему не удалось излечить эту невралгию, несмотря на консультации с другими искусными врачами.

Я нашел, что боль ухудшалась в холодную погоду и на бepегу морском, вдали же от моря она появлялась реже и была не так сильна, и что при появлении боли глаза слезились. Шестое растирание Natrum muriaticum по щепотке в воде трижды в день излечил мою молодую пациентку в три недели, и это антиневралгическое свойство Natrum muriaticum должно служить семнадцатой причиной, почему я гомеопат.

Причина воcемнадцатая

Вы спрашиваете, отчего же, несмотря на все достоинства, приписываемые мной гомеопатии, ее практиканты находятся в таком ничтожном меньшинстве в профессии. Полагаю, что быть в меньшинстве не значит по необходимости быть в заблуждении.

Вы убеждены, я думаю, что земля вращается? Было время, когда утверждавшие это находились в меньшинстве и были недалеки от костра, если осмеливались высказывать свое мнение.

Вы лично посвятили немало внимания "болезням органа кровообращения" и (как я мог вывести из разговора с Вами) несколько гордитесь тем, что знаете побольше других о силах, управляющих кровообращением, не так ли? Во время оно прозвище "циркулятор", придаваемое верующим в открытие Гарвея, считалось очень позорным эпитетом в нашей "либеральной профессии" — нисколько не лучше "гомеопата" в наши дни, и разве я не слышал аплодисментов, которые однажды вызвал знаменитый оратор, воскликнув: "Низок тот, кто не осмеливается отстаивать право против двух или трех?" Ваш аргумент меньшинства истаскан.

В предпоследний раз я писал Вам о cогревающих свойствах Natrum muriaticum, и Вы желаете знать, на какой специальный центр оно действует. Точное место действия его мне неизвестно, но я знаю, что оно часто сообщает зябкому человеку теплоту, а это немалое достоинство.

Несколько лет тому назад мне случилось пользовать детей одной вдовы в окрестностях Лондона, и так как излечение было удачное — гомеопатическое, мой друг! — она захотела посоветоваться со мной относительно ее нервов, и когда мы поговорили об этом предмете, она сказала: "Вероятно, бесполезно просить у вас совета относительно моих приступов озноба и дрожи; никто не в состоянии пособить им". Происходили они следующим образом: когда она ложилась ночью спать, у нее появлялась дрожь, которая в постели достигала такой степени, что зубы у нее стучали и кровать тряслась от движений ее тела. Она страдала этим уже несколько лет и пользовалась у многих врачей, но никто не мог вылечить ее. Она поименовала тщетно лечивших ее пятерых хорошо известных врачей-гомеопатов, из коих один, не признававших динамизированных лекарств, бросил гомеопатию и теперь любит издеваться над нами. Невзирая однако же на все это, динамизированное Natrum muriaticum излечило эти приступы дрожи скоро и радикально. Долгое время спустя дама эта сообщила мне, что у нее в спальне на камине постоянно стоит пузырек с лекарством в случае надобности или как мы, врачи, выражаемся, pro re nat, но она более не нуждалась в нем.

Я называю Natrum muriaticum моим теплотворным средством. Испытайте его!

Причина девятнадцатая

Да, Вы совершенно правы, наш Natrum muriaticum есть ваш хлористый натр, простая столовая поваренная соль, и меня вовсе не удивляет, что Вы не можете поверить, чтобы она могла быть в каком-нибудь смысле лекарством. Многие врачи-гомеопаты того же мнения, но что значат Ваши и их верования перед лицом клинических фактов? Я излечил довольно значительное число болезней посредством Natrum muriaticum — зябкость, опухание селезенки, запор на низ и особенно невралгии, и потому для меня безразлично, что Вы и они думают о нем. Я знаю.

Теперь мне хотелось бы сообщить Вам еще одно из моих наблюдений с Natrum muriaticum — наблюдение не только интересное, но имеющее важное практическое значение, и затем я уже не буду более беспокоить Вас моей аттической солью.

Я могу рассказать его в немногих словах. Одна дама, жена офицера, приехала из Индии, чтобы лечиться у меня. Ее пригласили погостить у родственников мужа в прелестном местечке у моря в графстве Суссекс, но она не могла остаться там, потому что всегда чувствовала себя нездоровой. "И знаете, — сказала она, — это такое для меня несчастье, потому что там жизнь ничего бы мне не стоила, я пользовалась бы экипажем и всяким комфортом, а между тем я принуждена отклонить предложение и тратиться на противные меблированные комнаты". — "Отчего же Вы не можете там жить?" — "Ах, это у моря, а я там точно так же, как на корабле, всегда бываю ужасно больна".

Что же? Natrum muriaticum 6-го растирания до такой степени изменил состояние этой дамы, что она не только могла жить в сказанном месте, но даже наслаждаться и сидеть на берегу морском.

Вот моя девятнадцатая причина, почему я гомеопат, и если Вы примете ее, я обещаю не утруждать Вас более хлористым натрием, или поваренной солью гомеопатов.

Причина двадцатая

Если бы я не обещал не говорить более о Natrum muriaticum, я бы Вам рассказал о весьма замечательном излечении им головной боли, но я должен исполнить обещание. Скажу только, что пациентка жила на берегу моря и лечилась там у врача, который потрудился осмеять опубликованные мной наблюдения над Natrum muriaticum, и тем не менее Natrum miriaticum вылечил даму.

Telle est la vie — médicale.

Молодая жена помещика явилась ко мне в начале лета 1887 г. с сильной болью в задней части головы, которой страдала уже целый год. Она постоянно просыпалась с ней; боль была пульсирующая, а во время perул она чувствовала боль также во лбy. Левый яичник несколько опух и чувствителен. Thuja occidentalis в довольно высоком разведении и в нечастых приемах излечила ее сразу. Спустя три месяца, удостоверившись в действительности излечения, она написала мне благодарственное письмо. Пусть это излечение головной боли посредством туи 30 будет моей двадцатой причиной, почему я гомеопат.

предыдущая часть Причины 1—10   Причины 21—30 следующая часть