Д-р Кристоф Й. Г. Ланг (Германия)

Кристоф Й. Г. Ланг

Четыре медицинские диссертации
Самуэля Ганемана (1755–1843)

Journal of Medical Biography, May 2016, vol. 24, 2: 243–252

Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)
Ланг Кристоф Й. Г. (р. 1950 г.) — доктор медицины, дипломированный психолог, изучал медицину и психологию в Эрлангене и Вене. Занимался терапией и и неврологией, затем изучал нейропсихологию в США. В настоящее время занимает должность зав. поликлинического отделения при кафедре неврологии Университета Эрлангена-Нюрнберга.

Оригинал можно скачать здесь




АБСТРАКТ

Основатель гомеопатии Самуэль Ганеман за 33 года написал четыре медицинские диссертации в трех разных университетах. В первой, относящейся к 1779 г. и написанной в Университете Эрлангена во Франконии, речь шла о средствах, которые, как утверждалось, вызывают спазмы. Эта диссертация послужила основанием для присвоения ему степени доктора медицины (MD). Две последующие диссертации, написанные в 1874 году, были посвящены акушерским проблемам. Написание их было навязано Ганеману Виттенбергским университетом в Саксонии, и требовались они для получения должности городского врача, которая ему была нужна, по всей видимости, главным образом из финансовых соображений. Четвертой диссертацией, написанной в 1812 году в Лейпцигском университете в Саксонии, стала его в высшей степени подробная диссертация о ядовитом растении чемерице белой. Эта диссертация помогла ему получить статус, благодаря которому он смог читать лекции в университете и таким образом распространять свои новые идеи.

Ключевые слова: Самуэль Ганеман, медицинская диссертация, университет, окончание, Эрланген, Лейпциг, Виттенберг

Первая диссертация: докторская диссертация 1779 года, написанная в Эрлангене

Самуэль Ганеман (рис. 1) родился в Мейсене в Саксонии 10 апреля 1755 года в эпоху, когда медицинская наука была лишь на начальном этапе своего развития. В то время было широко распространено кровопускание, а доказательные подходы к медицине были практически неизвестны1. Знаний, основанных на экспериментах, было очень мало, преобладали сообщения об отдельных наблюдениях и мнения авторитетов, которые часто основывали свои твердые убеждения на идеях, пришедших из древности. Смерть первого президента Соединенных Штатов Джорджа Вашингтона 14 декабря 1799 года была ускорена кровопусканием, проведенным группой виднейших докторов, которые действовали в соответствии с тогдашними представлениями2.

Ганеман Самуэль
Рис. 1 Самуэль Ганеман. Гравюра на стали Леопольда Бейера, Вена, по картине Шоппе, 1831. Предоставлено коллекцией портретов библиотеки Эрлангенского университета.

Окончив княжескую школу св. Афры в Мейсене в 1775 году, Ганеман начал изучать медицину в Лейпцигском университете (основанном в 1409 году), куда он записался 22 мая 1775 года. Через два года он перешел в Венский университет (основанный в 1365 году), так как счел, что в Германии медицина слишком сильно ориентирована на теорию и ему не хватает клинического опыта3. Через девять месяцев он стал библиотекарем и личным врачом д-ра Самуэля фон Брукенталя, барона и губернатора в Германштадте в Трансильвании (ныне Сибиу в Румынии). Германштадт был основан как саксонская колония в XII веке, долгое время принадлежал Австрии и в 1775 году достиг почти автономного статуса. Тогда в нем располагалась очень старая аптека, а не университет. Брукенталь был владельцем обширной библиотеки, в которой были книги, которыми Ганеман мог пользоваться в любом объеме и которые, вероятно, оказались очень полезны ему при подготовке докторской диссертации. Возможно, что именно там он столкнулся с книгой Иоганна Фарамунда Румелиуса (1597–1661) "Medicina Spagyrica tripartita" (Алхимическая медицина в трех частях), опубликованной во Франкфурте в 1648 году, где упоминается редко использовавшийся лечебный принцип Гиппократа "similia similibus curantur"4.

Поработав там, вероятно в первую очередь из финансовых, а уж потом из научных, соображений с октября 1777 до апреля 1779 года, Ганеман отправился в Эрланген в Бранденбурге-Франконии (ныне Баварии), где сравнительно незадолго до того, а именно в 1743 году, был основан университет, и записался в него студентом-медиком. Стоимость жизни там казалась относительно невысокой, и кроме того, там была небольшая колония выходцев из Трансильвании и кружок франкмасонов (Libanon zu den 3 Zedern), к которым он присоединился в Германштадте (Sankt Andreas zu den drei Seeblättern). Протестанты не могли получить диплома об окончании учебы в Трансильвании, тогда как в Эрлангене большинство студентов были протестантами5. В регистрационной книге он упоминается как "Samuel Hahneman" (фамилия написана с одним "n" на конце. — Прим. перев.) из Лейпцигского университета (‘ex academia Lipsiensi’), возрастом 24 года, принят 12 апреля 1779 года6 Одним днем раньше, 11 апреля 1779 года, "Самуэль Ганеман Мисенский" [лат. Misenas, т. е. из Мейсена. — Прим. перев.] уже зарегистрировался как promovendus [соискатель докторской степени]. Он представил свою докторскую диссертацию "Conspectus adfectuum spasmodicorum aetiologicus et therapeuticus" [Этиологические и терапевтические соображения о спазматических недугах] (7), которую он, по-видимому, подготовил заранее8 (рис. 2). В этой довольно схематичной работе он сосредоточился на этиологических и терапевтических аспектах спазмов, перечислив средства, которые, по сообщениям, вызывают или облегчают их9.

Свою диссертацию, которая занимала 20 печатных страниц, он разделил следующим образом: (i) раздражающие средства, (ii) божественные или климатические факторы, (iii) эмоции, симпатии и антипатии, и (iv) избыток или недостаток сил и крови. Он подробно описал специфические средства, которые считались полезными при конвульсиях и спазмах, вещества, действующие на нервы, наркотики, стимулирующие выделения и охлаждающие средства, расслабляющие средства, укрепляющие средства и "исправляющие" средства, которые "устраняют фитиль судорог". Среди рекомендованных им лекарств было множество животных и травяных экстрактов, кислоты и соли, кора хинного дерева, табак и кровопускание10. Это огромное, но неупорядоченное множество предлагаемых средств и изолированных наблюдений содержалось в литературе того времени. Это и понятно, ведь еще не были известны нейрофизиологические основы и механизм судорог, но в его работе совершенно не было эмпирических данных.

диссертация Ганемана
Рис. 2 Фронтиспис первой диссертации Ганемана, написанной в 1779 г. в Университете Эрлангена. Предоставлено коллекцией диссертаций библиотеки Университета Эрлангена.

В результате, после того как он выполнил все академические требования, включая докторские устные экзамены (tentamen — предварительный экзамен, examen rigorosum — заключительный устный экзамен в более широкой области, и disputation — ученые дебаты по докторской дисертации), 10 августа 1779 года ему была присвоена докторская степень11, 14. Документы утеряны, и мы не знаем, каковы были вопросы и ответы, но знаем, что ему была поставлена самая низкая оценка rite ("удовлетворительно")15. Следующий семестр он провел уже в Лейпциге, изучая химию, поэтому он, по-видимому, зарегистрировался в Эрлангене — в городе, куда он больше никогда не возвращался, — только для получения докторской степени, которая обеспечила ему вход в научные круги, академический престиж и признание со стороны других докторов и пациентов.

Из исследования, проведенного в Тюбингене11, мы знаем, что многие студенты-медики регистрировались в университетах в возрасте 17 и 18 лет и учились три или четыре года, так что средний возраст начинающего врача составлял 22–24 года. Минимальная длительность медицинского обучения в Университете Эрлангена была шесть семестров, Ганеман учился в течение данного периода времени в двух разных учебных заведениях за границей и таким образом выполнил академические требования suo tempore (лат. своевременно. — Прим. перев.)

Лишь небольшой процент студентов-медиков проходил через дорогостоящую процедуру защиты диссертации. Нередко вступительная работа, обычно содержавшая от 16 до 60 страниц, писалась не самим соискателем, а его наставником. Однако в нашем случае нет никаких сомнений, что автором работы был сам Ганеман16. Его мысли отвечали донаучному, несистематическому и мистическому мышлению и не выходили за рамки тогдашних убеждений и традиционных взглядов. Некоторые из его цитат, как в примере с табаком, были противоречивы и откровенно неточны. Без особой привязки друг к другу он перечислял и повторял философские и традиционные мысли своей эпохи, небогатой эмпирическими медицинскими знаниями, не говоря уже о научной точности. Взгляды и заключения, представленные Ганеманом в его первой диссертации, проливают свет на получение медицинской степени в ту историческую эпоху и на необходимые для этого требования. По сравнению с другими медицинскими диссертациями, его эклектическая компиляция была результатом его усердных филологических трудов и служит доказательством, что развитие его мысли, приведшее к отходу от современной ему медицины и к тому, что он начал больше опираться на собственные эмпирические наблюдения, началось, по-видимому, позже.

Вероятно, он сам заметил эти недостатки, так как во введении он отметил, что "в великих вещах достаточно продемонстрировать добрые намерения" (in magnis et voluisse sat est), а в заключении своей "маленькой диссертации" (dissertatiuncula) скромно упомянул будущих ученых, которые должны знать больше. Он заявил: "Если у меня когда-либо будет возможность расширить и углубить этот краткий и афористичный набросок, я обязательно сделаю это". Однако этого он так никогда и не сделал.

Вторая и третья диссертации, написанные в 1784 году в Виттенберге

На следующий год, в 1780 году, Ганеман (который писал тогда свое имя как "Hahneman") открыл свой первый врачебный кабинет в Хетштедте около Галле (Саксония–Анхальт), но уже спустя два года, в 1782 году, он переехал в Дессау, где женился. Ему было суждено стать отцом одиннадцати детей, восемь из которых выжили и для которых он был единственным кормильцем. Может быть, этим объясняется то, что он так часто переезжал, занимался переводом медицинских и других научных текстов, равно как и беллетристики, а также старался сам готовить лекарства для своих пациентов.

Следующей станцией на его пути оказался Гоммерн, куда он прибыл в 1783 году. Это был маленький городок в Саксонии, где он попытался получить пост "Amtsphysikus" (аттестованного доктора), сравнимый с должностью врача из Отдела здравоохранения или городского врача17. Как было принято в те времена, эту работу нужно было выполнять помимо собственной частной практики и в основном с целью хоть как-то увеличить скудный заработок. Это было необходимо потому, что в Гоммерне было мало жителей и мало учреждений, из-за чего его заработок оставался низким. С другой стороны, местные власти, казалось, были заинтересованы в том, чтобы у них под рукой был официально нанятый врач.

Когда Ганеман уже занял этот пост (вероятно, 5 августа 1783 года), саксонский курфюрст Фридрих Август (1759–1827) по просьбе медицинского факультета Виттенберга (ныне Университет Галле-Виттенберга, основанный в 1502 году) 1 сентября 1783 пожаловался, что он не прошел предварительный экзамен (tentamen), как то было предписано законом от 13 сентября 1768 года (дата окончания несовершеннолетия Фридриха Августа) и не имел достаточно прав для выполнения своей работы, поскольку получил свое звание "за границей", а именно в Бранденбурге-Франконии, так что он не имел необходимого академического статуса. Необходимым условием чтобы занять должность городского врача было иметь степень доктора медицины5. Тем не менее было признано, что он начал обучение в Лейпциге, находившемся в Саксонии, где его докторская диссертация, защищенная в Эрлангене, уже была признана ("nostrified").

На эту жалобу Ганеман отозвался весьма смиренным письмом от 18 ноября 1783 года, в котором упоминал о своих трудностях и просил освободить его от устного экзамена, позволив ему таким образом сэкономить плату и путевые расходы. Взамен этого он предлагал представить письменную диссертацию на тему, которую по своему усмотрению должен был выбрать медицинский факультет Виттенбергского университета (Leucorea), который находился ближе всего к Гоммерну (на расстоянии примерно 60 км). Он также просил ограничить размер диссертации минимальным с точки зрения академических требований приемлемым объемом.

В ответ на его просьбу декан Христиан Фридрих Нюрнбергер (1744–1795), врач и ботаник, принял его оговорки и предложил не требовать от него приезда в Виттенберг для устного экзамена и освободить от части платы, но настоял на том, чтобы ему были даны задания по написанию диссертаций, на что согласился Иоганн Готтфрид Леонарди (1746–1823), профессор патологии и хирургии. Георг Рудольф Бёмер (1723–1803), врач и ботаник и один из преподавателей в Нюрнберге в бытность свою вице-канцлером университета, высказал мнение, что к Ганеману нужно относиться как к врачу, сдавшему экзамен в Лейпциге. Что интересно, он полагал, что следует разрешить Ганеману пользоваться его методами лечения, "о которых говорят, но не всегда в его пользу". Это свидетельствует о том, что к тому времени в подходе Ганемана к медицине уже возникло что-то новое, необычное или противоречивое, и факультету, по-видимому, было интересно узнать об этом больше и внимательно наблюдать за ним.

После того как датированная 18 апреля 1780 года и подписанная врачом и ботаником Антоном Вильгельмом Плацем (1708–1784) копия одобрения медицинским факультетом Лейпцига его первой докторской диссертации, написанной в Эрлангене, была заверена нотариусом в Виттенберге, Ганеману дали две темы по родовспоможению. Вероятно, это было связано с тем, что роды были одной из наиболее важных и часто встречающихся проблем в деятельности общественного врача, а сам Нюрнбергер опубликовал ранее множество работ на темы родов и лактации. До того времени Ганеман не писал ничего на гинекологические темы, и после того он редко возвращался к этой теме.

Image
Рис. 3 Рукописная страница третьей диссертации Ганемана, написанной в 1784 году в Виттенбергском университете. Предоставлено архивами Университета Галле-Виттенберга в Галле, UAH Rep. I, Nr. 491 I, fol. 52.

Первая диссертация была озаглавлена "An funiculi umbilicali deligatio in recens natis absolute sit necessaria et quale sit ejus de intermissione in foro ferendum judicium" ("Является ли перевязывание пуповины абсолютно необходимым, и как с юридической точки зрения оценивать те случаи, когда это не было сделано"). Название второй, на которую до сих пор совершенно не обращали внимания и которая не упоминалась в известной биографии15, звучит так: "An foeminis gravidis et puerperis vomitoria liceat propinare et quanam limitatione" ("Дозволительно ли давать беременным женщинам и тем, кто недавно родил, пить вызывающие рвоту средства, и в каких количествах"). Обе проблемы обсуждались в тогдашней литературе, о чем свидетельствуют книги по судебной медицине18, 20. Ганеман быстро выполнил эти задания и отправил свои рукописные диссертации, которые вместе составляли 18 страниц (7 страниц первый труд и 11 страниц второй) 15 января 1784 года. Они еще не напечатаны и не отредактированы и не упоминаются в кратком обзоре трудов и публикаций Ганемана16. Оригиналы их находятся в университетских архивах Галле (рис. 3).

В этих двух specimena (образцах, примерах его теоретических знаний) он высказал мнение, что перевязывание пуповины не было абсолютно необходимым, но во многих случаях более безопасным, и что если не делать этой процедуры, то это может оказаться уголовным преступлением, поскольку в результате этого могут произойти отрыв и кровотечение со смертельным исходом. Однако в определенный момент он высказал мнение, что кровотечение через отверстие пуповины в некоторых редких случаях можно рассматривать как замену кровопусканию, и вследствие этого оно может даже оказаться полезным. Так что он упоминал кровопускание как допустимое и эффективное средство для некоторых состояний в соответствии с преобладавшими тогда взглядами. Что касается второй темы, он считал, что при внимательном наблюдении за беременной женщиной допустимо легкое провоцирование рвоты и постепенное увеличение дозы рвотных средств. Он также указывал на естественные проявления тошноты и рвоты при беременности (hyperemesis gravidarum) и на необходимость в некоторых особых случаях освобождать желудок от токсических веществ. Он считал, что искусственная провокация рвоты показана тогда, когда вещества, остающиеся в желудке, могут принести больше вреда, чем неприятные ощущения, вызываемые рвотой.

И вновь знания тех дней не содержат экспериментальных данных. В XVIII веке встречались диссертации на подобные темы, и работы Ганемана в своей сути не отличались от них. Его первая работа напоминает вступительную диссертацию Шёля (De funiculi umbilicalis deligatione non absolute necessaria [Об утверждении о том, что перевязывание пуповины не является абсолютно необходимым]), которую тот представил на медицинском факультете Геттингенского университета (расположенного в Нижней Саксонии и основанного в 1737 году) и которая была опубликована 1 ноября 1755 года21. Вторая его работа напоминает один из случаев, опубликованных в собрании медицинских проблем Фредериком (Фридрихом, Фридерикусом) Гофманом в 1723 году в Галле/Магдебурге (Саксония–Анхальт)19. Таким образом, вполне вероятно, что Ганеман, желая как можно быстрее выполнить требования и стать городским врачом, позаимствовал что-то из ранних источников. Однако в его работе нет никаких намеков на плагиат или буквальное сходство с этими источниками.

Обе эти диссертации были написаны типичным для Ганемана мелким, но вполне читаемым почерком, укладывались в указанные ему академические рамки и отражали современные ему знания в области анатомии и лечебного дела. В отличие от его первой и последней диссертаций, здесь отсутствовали примечания и ссылки. В работах не было ничего нового или творческого, однако образцы его глубоких и широких медицинских познаний сослужили тут свою службу.

В сопроводительном письме он воспользовался случаем, чтобы горько посетовать на печальное состояние местной аптеки, пренебрежительно отзываясь о некоем конкретном человеке и намекая на то, что у него самого это получилось бы лучше. Он отказался от визитов и наблюдения со стороны этого фармацевта, так как боялся его мести. Очевидно, что он надеялся, что собственноручное приготовление лекарств и последующая их продажа могли бы помочь ему получить дополнительный заработок. Позднее эти намерения подливали масло в огонь его горячих конфликтов.

Эти работы, а также уплата 10 талеров, позволили ему получить заполненную форму для приема на работу (Admissionsschein), что дало ему возможность работать городским врачом, как о том 15 января 1784 свидетельствует декан. Немедленное вступление в силу его заявления на следующий день после подачи, без каких-либо дальнейших придирок или обсуждений, говорит о полностью формальной природе этого требования и, возможно, о том, что местной системе здравоохранения был нужен врач вне зависимости от каких бы то ни было академических соображений. Маловероятно, чтобы эти диссертации, которые до сих пор не напечатаны, были детально изучены властями. Ганеман покинул Гоммерн спустя всего год, на пасху 1785 года.

Четвертая диссертация: докторская диссертация и получение статуса в 1812 году в Лейпциге

Ганеман написал свою четвертую диссертацию, свою вторую и гораздо более обширную докторскую диссертацию, в Лейпцигском университете (Саксония) через 33 года после первой, написанной в Эрлангене, и через 28 лет после двух диссертаций, написанных для медицинского факультета в Виттенберге (рис. 4)22. Причина появления этой диссертации в том, что после работы во многих других — в основном мелких — населенных пунктах (всего их было 18!23), он попытался стать известней и получить доступ как к врачам, так и к студентам-медикам, дабы распространять среди них свои новые идеи по поводу лечения, которые он в это время развивал и публиковал (Hahnemann 1810 [1921] [2006])24. Он временно числился в Геттингенском университете в 1794 году, но не стал там преследовать каких-либо целей в научной и академической областях. В этот момент своей жизни Ганеман почувствовал, что его ждет другое предназначение, и планировал основать частный институт для врачей, который так никогда и не открылся, поскольку никто не подал заявления о приеме25. С помощью своей второй полной диссертации он пытался получить разрешение читать академические лекции, начиная с зимнего семестра 1812/1813 годов, чем он и занимался впоследствии на протяжении более девяти лет.

диссертация Ганемана
Рис. 4 Фронтиспис второй докторской диссертации Ганемана, написанной в 1812 г. Предоставлено библиотекой Лейпцигского университета, Mat. Med. 2111.

Для этого он прошел процесс получения статуса, работая над углубленной диссертацией на особую выбранную им самим тему. Эту диссертацию нужно было защищать перед советом ученых, которые присуждают соискателю "venia legendi" (лат. разрешение на чтение [лекций]. — Прим. перев.). Из записей в финансовых документах мы знаем, что эта процедура обошлась ему в 120 талеров. Лейпцигский университет был одним из первых университетов, которые ввели систему получения статуса для ученых, ранее уже защитивших докторские диссертации. Однако разрешение читать лекции и быть назначенным частным лектором (приват-доцентом) зависело не только от заслуг в области науки, но и от личных качеств, политической и религиозной благонадежности26. Ганеман так и не был удостоен этого титула, равно как и титула профессора.

Известно, что работа над печатью и аннотированием его диссертации заняла у него четыре месяца. Диссертация называлась "Dissertatio historico-medica de Helleborismo Veterum" ("Историко-медицинская диссертация о геллеборизме в древности"), состояла из 163 параграфов на 86 страницах и была опубликована 26 июня 1812 года. В ней не было ссылок ни на его более раннюю докторскую диссертацию, ни на две другие работы. Оппонентом в устном обсуждении диссертации был его собственный сын Фридрих Ганеман (родившийся 30 ноября 1786 года), который был магистром искусств, а также бакалавром медицины. В то время привлекать (к участию в обсуждении) знакомых или родных соискателя было обычным делом и не запрещалась.

Личность Фридриха также представляет интерес с историко-медицинской точки зрения, так как в 1811 году появилось опровержение критики Гекера27, 28 "Органона" Самуэля24 от его имени29, хотя полагают, что оно было задумано и написано самим Самуэлем. Однако совершенно точно, что Фридрих сам был автором философской диссертации, озаглавленной "De somno naturali" ("О естественном сне") и написанной в 1811 году30, равно как и медицинской диссертации "De ulceris venerei cancrosi ortu et curatione" ("О причинах появления шанкра и его лечении"), написанной в 1812 году31, так что он был знаком с медициной, и ему было присвоено звание как доктора медицины (MD), так и доктора философии (PhD).

Траволечение и токсикология, по-видимому, интересовали Самуэля Ганемана, поскольку он имел дело с растениями, о которых довольно много знал, и их токсикология уже сыграла важную роль при написании его первой диссертации. В одной из предыдущих своих работ32 он отзывался об этом растении как о "несравненном" и пытался оживить старинные знания о нем, которые, по его мнению, были незаслуженно забыты. Veratrum album (чемерица белая), известный как ложный морозник, чей корень очень ядовит, содержит множество токсинов, среди которых вератридин и протовератридин33. В древности он использовался при меланхолии, болях, спазмах лица, умственной летарии, сонливости, потере сознания, головокружении и параличе. Кроме рвоты, Veratrum album может также вызвать сильный понос, ощущение холода, мышечные судороги, галлюцинации, одышку, резкий упадок сил и смерть. Ганеман не упоминал это растение в своей диссертации 1779 года, но оно могло также вызывать судороги определенного типа.

Позднее Veratrum album использовали в борьбе с насекомыми и вшами и в качестве составного элемента чихательного порошка (запрещенного в настоящее время). Сообщения последних десятилетий подтверждают сведения о его токсичности, так как дети и взрослые неоднократно становились жертвами случайных и намеренных отравлений. Ганеман знал о токсических свойствах растения и считал кофе противоядием для него. Он утверждает, что пероральным и ректальным орошением спас двух детей, которые, как полагали, проглотили смертельные дозы растения34. Он также рекомендовал Veratrum album как лекарство против эпидемии холеры35.

По-видимому, упоминание о том, что растение, которое может вызывать судороги, использовалось против эпилепсии, особенно радовала его, так как она совпадала с его новыми идеями (similia similibus). Он разъяснял происхождение и использование "геллеборизма" с древнейших времен, опираясь на исторические греческие, римские и арабские источники и пытаясь доказать, что растением, которое использовалось для этой очистительной процедуры, было Veratrum album, а не Veratrum nigrum (чемерица черная. — Прим. перев.) (черный ложный морозник). В этой монографии он, по-видимому, попытался скрыть свою новую медицину, гомеопатию, и избегал упоминаний о ней по той, вероятно, причине, что ему приходилось сталкиваться не только с ревностными поклонниками, но и с мощными противниками. В тексте диссертации слово "гомеопатия" не встречается.

Ганеман высказал мнение, что использование геллеборизма в древние времена было "геркулесовым" (т. е. исключительно сильным. — Прим. перев.), но не слишком опасным методом лечения, который следует использовать и сейчас при определенных условиях, особенно когда это делается в малых дозах и с индивидуальным подходом, а именно, когда растение и заболевание "хорошо подходят друг к другу". Он утверждал, что его собратья-врачи забыли, как следует использовать это "замечательное лекарство". Современный гомеопатический реперторий до сих пор рекомендует Veratrum при расстройствах кровообращения (ощущении холода, холодном поте, дурноте с головокружением) и поносе со рвотой36. Немецкая фармакопея37 перечисляет по крайней мере 10 гомеопатических препаратов, содержащих Veratrum album, а в базе данных PharmNet Министерства здравоохранения Германии их свыше 300. Однако в остальных областях оно не используется даже в качестве основы искусственных лекарств, равно как и в фитотерапии, и систематические научные исследования этого растения отсутствуют.

Из современных источников известно, что после того как он достиг своей потребовавшей напряженных усилий академической цели, в последующих лекциях, одну из которых под названием "Institutiones artis morbos hominum sanandi" ("Введение в искусство исцеления людских болезней") он прочитал 18 октября 1814 года, Ганеман при малейшей возможности атаковал "старую" медицину и выказывал довольно религиозное и бескомпромиссное отношение к своим новым идеям. Тогда он уже много цитировал из своего "Органона (рационального) врачебного искусства", опубликованного в 1810 году. По-видимому, он больше не видел причин скрывать его, и открыто упоминал о нем на плакатах, приглашавших на его лекции. Хотя на его лекции, которые иногда проводились и у него дома, поначалу приходило много любопытных студентов, число слушателей у него уменьшалось до самого конца зимнего семестра 1821 года, когда он переехал в Кётен (Саксония–Анхальт).

Ганеман скончался 2 июля 1843 года. Он был похоронен на кладбище Пер-Лашез в Париже.

Заключение

Первая диссертация Ганемана, написанная в 1779 году во Франконии в Эрлангене, имела нейрофизиологическую ориентацию и речь в ней шла о судорогах. Для обоснования собранного, которое ни в малейшей степени не выходило за рамки знаний той эпохи, он ссылался на старую литературу. Цель этой диссертации заключалась в получении доступа в академические круги и в упрочении своего положения в качестве врача. В ней не было никаких предвестников его спорной системы.

Вторая и третья диссертации, на гинекологическую и акушерскую тематику соответственно, написанные в 1784 году для Виттенбергского университета в Саксонии, были написаны им по настоянию медицинского факультета как необходимое условие для работы в качестве городского врача в городке Гоммерне. Они были написаны в основном с целью улучшить свой доход, заняв пост, который обеспечил бы ему дополнительную зарплату. Как можно судить по одному из сопровождающих писем, написанных вице-канцлером университета, вероятно, в методах лечения Ганемана было что-то новое и спорное. Последний все еще рекомендовал кровопускание для некоторых состояний, что соответствовало тогдашним воззрениям.

Четвертая диссертация, написанная в 1812 году в Лейпцигском университете в Саксонии, представляла собой полноценную работу для получения статуса и была посвящена древним способам применения и возможной полезности определенного ядовитого растения, а именно белой чемерицы. Это травянистое растение, обладающее способностью вызывать тяжелые отравления, все еще входит в гомеопатический реперторий. Целью написания этой работы было получение разрешения читать собственные академические лекции, обзавестись последователями и распространять свои новые идеи. Для этого он планировал основать институт, но этот план потерпел неудачу. Ганеман так никогда и не получил ранга ни частного лектора (приват-доцента), ни профессора, хотя и преодолел несколько важных начальных ступеней в этом направлении. О его новой системе лечения пациентов крохотными дозами индивидуально подобранных средств, предположительно вызывавших требовавшие лечения симптомы у здоровых людей, которую он высокопарно назвал в одной из своих лекций "искусством врачевания больных", публика узнала иначе.

Тридцать два года спустя Паулинус Риббек38 дал своей диссертации ("De helleborismo veterum") в Университете Фридриха-Вильгельма в Берлине (ныне Университет Гумбольдта, основаный в 1810 году) почти в точности такое же название, каким было название четвертой диссертации Ганемана, однако без упоминания о последнем.

Благодарности

Автор чувствует себя в большом долгу перед несколькими лицами и организациями, включая библиотеку Университета Эрлангена-Нюрнберга Фридриха-Александра в Эрлангене и ее работниками, которые оказали ему значительную помощь и разрешили опубликовать рис. 1 и рис. 2. Архивы Университета Галле-Виттенберга в Галле предоставили ему доступ к неопубликованным материалам, дали ему копии и разрешили публикацию рис. 3. Лейпцигский университет предоставил копию последней диссертации и разрешил публикацию рис. 4. Фонд Роберта Боша в Штутгарте щедро предоставил доступ к коллекции рукописных журналов Самуэля Ганемана. Профессор Гаральд Попп, д-р философии, подсказал несколько важных идей и помог в отношении исторических академических званий и процедур.

ПРИМЕЧАНИЯ

1  Wittern R. Samuel Hahnemann (1755–1843). In: Engelhardt D. von and Hartmann F. (eds) Klassiker der Medizin (Классики медицины). Vol. 2, Munich: Beck, 1991, pp. 37–50.
2  Cheatham ML. The death of George Washington: an end to the controversy? American Surgery 2008; 74: 770–774.
3  Gawlik W. Samuel Hahnemann. Synchronopse seines Lebens (Самуэль Ганеман. Краткий хронологический обзор его жизни). Tübingen: Sonntag, 1996.
4  Rhumelius JP. Medicina spagyrica tripartita (Алхимическая медицина в трех частях). Frankfurt: Hüttner, 1648.
5  Flachenecker H. Die Promotion als soziale Veranstaltung. Zum Promotionsverfahren an der Universität Erlangen im 18. Jahrhundert (Присуждение научной степени как общественное событие). In: Müller RA. (ed.) Promotionen und Promotionswesen an deutschen Hochschulen der Frühmoderne. Cologne: SH Publishers, 2001, pp.147–167.
6  Deuerlein E. Hahnemann als Student in Erlangen (Ганеман в бытность студентом в Эрлангене). Leipziger Populäre Zeitschrift für Homöopathie 1929; 60: 282–285.
7  Hahnemann S. Conspectus adfectuum spasmodicorum aetiologicus et therapeuticus quam dissertatione inaugurali medica summi numinis auspicio almae Friderico-Alexandrinae rectore magnificentissimo serenissimo prinicipe ac domino Christiano Friderico Carolo Alexandro marggravio Brandenburgico Borussiae Silesiaeque duce rel. burggravio Norimbergensi utriusque principatus rel. rel. ex decreto gratiosae facultatis medicae pro gradu doctoris legitime obtinendo publico eruditorum examini submittit Samuel Hahnemann Misenas Saxo. DX Aug. MDCCLXXVIIII. Erlangae typis Ellrodtianis. University of Erlangen, MD thesis, Ellrodt, 1779.
8  Dross F. and Ruisinger MM. Zur Geschichte der Homöopathie in Franken (К истории гомеопатии во Франконии) Medizin, Gesellschaft und Geschichte 2005; 25: 181–227.
9  Lang CJ. Samuel Hahnemann’s doctoral dissertation of 1779 Journal of Neurology, Neurosurgery, and Psychiatry 2004; 75: 1742.
10  Schmidt JM and Kaiser D. (eds) Gesammelte kleine Schriften von Samuel Hahnemann Heidelberg: Haug, 2001.
11  Beese M. Die medizinischen Promotionen in Tübingen 1750–1799 (Медицинские доктораты в Тюбингене). University of Tübingen, MD thesis, 1977.
12  Kaiser W. Vor 200 Jahren: Medizinische Sonderpromotion des 18. Jahrhunderts am halleschen Beispiel (Двести лет назад: особые присуждения медицинских ученых степеней в XVIII веке на примере Галле) Zeitschrift für die Gesamte Innere Medizin 1991; 46: 288–295.
13  Kaiser W. Vor 100 Jahren: Medizinische Sonderpromotionen des 19. Jahrhunderts am halleschen Beispiel (Сто лет назад: особые присуждения медицинских ученых степеней в XVIII веке на примере Галле). Zeitschrift für die Gesamte Innere Medizin 1991; 46: 455–461.
14  Kaiser W. Zur Geschichte des medizinischen Promotions– und Sonderpromotionswesens am Beispiel von Halle (III) (К истории процедур присвоения медицинских ученых степеней и особых ученых степеней на примере Галле) Zeitschrift für die Gesamte Innere Medizin 1991; 46: 665–672.
15  Jütte R. Samuel Hahnemann. Begründer der Homöopathie (Самуэль Ганеман, основатель гомеопатии). 3rd ed. München: Deutscher Taschenbuch Verlag, 2007.
16  Schmidt JM Die Publikationen Samuel Hahnemanns. (Публикации Самуэля Ганемана) Sudhoffs Archiv 1988; 72: 14–36.
17  Hartwig G. Friedrich Christian Samuel Hahnemann. Der Begründer der Homöopathie als Arzt in Gommern (Фридрих Христиан Самуэль Ганеман, основатель гомеопатии, в бытность врачом в Гоммерне). Magdeburger Blätter. Jahresschrift für Heimat- und Kulturgeschichte im Bezirk Magdeburg 1983, pp. 50–54.
18  Baumer JW (ed). Medicina forensis, praeter partes consuetas, primas lineas jurisprudentiae medico-militaris et veterinario-civilis continens. Frankfort and Leipzig: Garbian, 1778 [§. XXXII. Funic. umbil. Deligatio.].
19  Hoffmann F. Friderici Hoffmanni Medicina Consultatoria, worinnen unterschiedliche über einige schwehre Casus ausgearbeitete Consilia und Responsa Facultatis Medicae enthalten, und in fiinff Decurien eingetheilet, dem Publico zum Besten herausgegeben. Dritter Theil. Halle im Magdeburgischen, 1723, zu finden in der Rengerischen Buchhandlung. [II, 212 ‘Emetica können abortum produciren’ (Рвотные средства могут вызвать выкидыш)].
20  Pharmacopoea helvetica, in duas partes divisa, quarum prior materiam medicam, botanico-physico-historico- medica descriptam, posterior composita & praeparata, modum praeparandi, vires & usum exhibet. Basel, ImHof & Sons, 1771 [14. Foeminis junioribus, prasesertim de impraegnatione suspectis, nulla prorsus vomitoria, aut purgantia, nedum fortiora, concedere.].
21  Schael CL. Dissertatio inauguralis medico-legalis de funiculi umbilicalis deligatione non absolute necessaria. Göttingen, MD thesis, Luzac, 1 November 1755.
22  Hahnemann S. Dissertatio historico-medica de helleborismo veterum [quam gratiosi medicorum ordinis auctoritate in auditorio maiori D. XXVI. Iunii MDCCCXII defendet auctor Samuel Hahnemann medicinae et chirargiae doctor acad. Moguntinae {Mainz} scientiar. utilium societatis phys. med. Erlang, et societ. regiae oeconom. quae Lipsiae floret sodalis honorarius respondente Frederico Hahnemann filio art. lib. mag. et med. bacc.] Leipzig: Tauchnitz: 26 June 1812. In: Schmidt JM and Kaiser D. (eds) Gesammelte kleine Schriften von Samuel Hahnemann. Heidelberg: Haug, 2001, pp. 553–637 (с немецким переводом) [В английском переводе "Medical historical dissertation on the Helleborism of the Ancients". In: Dudgeon RE and Marcy EE (eds) The Lesser Writings of Samuel Hahnemann. New York: Radde, 1852, pp. 569–617].
23  Mortsch M. Edition und Kommentar des Krankenjournals D22 (1821) von Samuel Hahnemann (Издание и комментарии пациентских журналов Самуэля Ганемана). University of Essen, PhD thesis, 2005.
24  Hahnemann S. Organon der Heilkunst (Органон врачебного искусства). Ursprünglich [Originally] 1810. Kandeni: Narayana, 2006. Reprint of the 6th Ed., edited by Haehl R., Leipzig: Schwabe, 1921.
25  Schreiber K. Samuel Hahnemann in Leipzig (Самуэль Ганеман в Лейпциге). Heidelberg: Haug, 2002.
26  Sellert W. Zur Problematik der Habilitation in ihrer historischen Entwicklung (О проблемах системы квалификации ученых в ее историческом развитии) Zeitschrift für Rechtspolitik 1972; 3: 68–72.
27  Hecker AF. Organon der rationellen Heilkunde, von Samuel Hahnemann (Органон рационального врачебного искусства). Dresden, 1810. in der Arnold’schen Buchhandlung. Neuestes Journal der Erfindungen, Theorien und Widersprüche in der Gesamten Medizin St. 3, Intelligenzblatt No. III 1810; 1: 37M4.
28  Hecker AF. S. Hahnemann neues Organon der rationellen Heilkunde (Новый "Органон рационального врачебного искусства" Ганемана) Annalen der Gesammten Medicin 1810; 2: 31–75, 191–256.
29  Hahnemann F. Friedrich Hahnemann, des Sohnes, Widerlegung der Anfälle Hecker’s auf das Organon der rationellen Heilkunde. Ein erläuternder Kommentar zur homöopathischen Heillehre (Ответ сына, Фридриха Ганемана, на критику Гекером "Органона рационального врачебного искусства") Dresden: Arnold, 1811.
30  Hahnemann F. De somno naturali [dissertatio philosophica quam amplissimi philosophorum ordinis auctoritate H. L. Q. C. (hora locoque consuetis, т. е. обычное время и место) die XIII novembris MDCCCXI [13 ноября 1811 года] publice defendet Fredericus Hahnemann AA. LL. M. philosoph. doct. medic, bacc, una intercedente Christiano Gottlob Wilke stud, theol.] University of Leipzig, PhD thesis, Klaubarth, 1811.
31  Hahnemann F. De ulceris venerei cancrosi ortu et curatione. University of Leipzig, MD thesis, 25 September 1812.
32  Hahnemann S. Versuch über ein neues Prinzip zur Auffindung der Heilkräfte der Arzneisubstanzen, nebst einigen Blicken auf die bisherigen. Hufelands Journal der practischen Arzneykunde. 2nd vol. third st. pp. 391–439, fourth st. pp. 465–561 (1796). In: Schmidt JM and Kaiser D. (eds) Gesammelte kleine Schriften von Samuel Hahnemann (Собрание малых трудов Самуэля Ганемана). Heidelberg: Haug, 2001, pp. 212–250.
33  Roth L, Daunderer M and Kormann K. Giftpflanzen Pflanzengifte (Ядовитые растения, растительные яды) 4th ed. Landsberg: Ecomed, 1994.
34  Hahnemann S. Gegenmittel einiger heroischer Gewächssubstanzen (Антидоты некоторых сильнодействующих растительных веществ) Hufelands Journal der Practischen Arzneykunde 5. vol. first st. pp.3–21 (1797). In: Schmidt JM and Kaiser D. (eds) Gesammelte kleine Schriften von Samuel Hahnemann. Heidelberg: Haug, 2001 pp. 264–269.
35  Hahnemann S. Heilung der asiatischen Cholera und Schützung vor derselben (Лечение азиатской холеры и защита от нее). Allgemeiner Anzeiger und Nationalzeitung der Deutschen (1831) 2. Bd., Nr. 242, pp. 3281–3285. In: Schmidt JM and Kaiser D. (eds) Gesammelte kleine Schriften von Samuel Hahnemann. Heidelberg: Haug, 2001, pp. 806–808.
36  Keller G von, Künzli von Fimmelsberg J. Kents Repertorium der homöopathischen Arzneimittel (Реперторий гомеопатических лекарств Кента). 2nd corr. ed. Stuttgart: Haug, 2011.
37  Rote Liste® 2012. Arzneimittelverzeichnis für Deutschland (einschließlich EU-Zulassungen und bestimmter Medizinprodukte). 52nd Ed. Rote Liste® Service Gmbh, Frankfurt/Main, 2012.
38  Ribbeck P. De helleborismo veterum. Dissertatio inauguralis historico-medica [quam consensu et auctoritate gratiosi medicorum ordinis in alma literarum universitate Friderico Guilelma ut summi in medicina et chirurgia honores rite sibi concedantur die XIII. M. septembris A. MDCCCXLIV. [13 September 1844] H. L. Q. S. [hora locoque solitis] publice defendet auctor Paulinus Ribbeck Marchicus {Mark Brandenburg}. Opponentibus: Maximiliano Wocke, med. et. chir. Dr. Julio Schultz, med. et chir. Dr. Vito Weiss, med. et chir. Stud.] University of Berlin, MD thesis, Schlesinger, 1844.